JustPaste.it Share text & images the easy way

                Они окончательно выдохлись под рассвет. Изменились только тон уличного света да показания на часах, а дождь как шел, так и продолжался. Серый уже не надеялся поработать еще. Он стоял у окна с кружкой кофе и следил за тем, как пляшут в водяной пелене неоновые огни рекламы.  Привычная, не самая интересная, но, почему-то, расслабляющая картинка.

               Джессика сидела на кровати, прислонившись к стене. Она спокойно поигрывала ножом, подкидывая и заставляя его выкручивать пируэты в воздухе. Реакции хватало – ее глаза не светились красным светом боевого режима.

               Наемник постучал кружкой по зубам, выбивая последние капли, и развернулся в комнату. В другом ее конце светился терминал, к которому он и пошел. Девушка проследила за ним взглядом, перехватила клинок в полете и быстро отправилась следом. Работать они не собирались, только взглянуть на результаты своих трудов.

               — Итак, — устало вздохнул Серый. — Основу разобрали, схему здания оценили, план прорыва накидали. К счастью, таблетки с такой-то охраной не понадобятся.

               Он потер глаза и вывел на экран большую, разукрашенную их пометками схему. Скупые символы обозначали самое важное. Круг – пост охраны, перечеркнутый круг – турель. По коридорам мчались цветные линии, красная и синяя, вход и отход. Некоторые комнаты были подписаны, и к ним от линий отходила мелкая стрелочка.

               — Внешнего патруля нет. Заходим на территорию, огибаем угол и входим в здание через запасной выход. Оттуда проходим глубже через кабинеты, минуя эти турели главного коридора, — Серый стукнул стилусом по экрану. — Подрываем лифты, входим на лестницу, ты ставишь растяжку на дверь. Спускаемся на минус третий, взрываем пост охраны, подходим к контролируемой зоне.

               — А дальше, как обычно, импровизируем, — усмехнулась Джессика и резко нахмурилась. — Только я говорила уже, что все это херня полная! Маки от нас никуда не денется, а ублюдка еще найти надо! Тут пять этажей, один подземный, он сотню раз свалить успеет при желании.

               — При желании, ага. Скорее, при возможности, — негромко ответил Серый. — Джесс, ну если он запертый на неделю спец, где ему еще крутиться-то? Да и Оникс говорил, что он будет в лаборатории.

               Девушка крутанула нож и указала острием на одну из комнат на плане.

               — Да хотя бы тут, в жилых помещениях! — полыхнула она и, вдруг, обмякла. — С-сука! Ладно, прости! Ты прав, конечно прав. Просто как подумаю, что могу упустить его, так у меня задница полыхать начинает! В танке так не горела, как оно чувствуется!

               — Да я уж заметил, — прошептал парень.

               Он отлично помнил, чем в первую очередь занялась напарница. Поисками своей личной цели. Отправила его мыться, а сама закопалась в присланный архив. Когда он вышел из душа, Джессика как раз пересматривала одну и ту же запись с камер – короткую проходку пары человек. Она смотрела и скрипела зубами, а попутно смяла ложку в крохотный алюминиевый шарик.

               Серый вздохнул и взял ее руку в свою. Немного сжал. Протез, но выразить поддержку вполне хватит. Второй рукой он приподнял ее подбородок.

               — Нормально все будет, не расклеивайся, — уверенно сказал он. — Никуда он от нас не денется, найдем и прикончим. Горло вскроешь, гранатой угостишь. Или я нашпигую крупным калибром.

               — Было бы чем вскрывать, — ответила Джессика.

               Она вырвала левую руку и вытянула ее в сторону. Тихо щелкнула и открылась крышка импланта – а клинок остался внутри. Недовольно цокнув, она выключила непокорное оружие.

               — Да не проблема, — наемник усмехнулся и сложил пальцы в пистолетик. — Болевой редактор и вперед, работать на живую. А я прослежу. И, если что, вышибу уроду мозги. Лица-то нам потерли, так что безопасность как отмазка уже не катит, и к доку мы скатаемся.

               Он «выстрелил» в стену и сдул воображаемый дымок.

               — Это все Прайм, Джесс. У меня кошмары, у тебя неуверенность, — уверенно заявил он и повернулся к терминалу. — План, конечно, не лучший, но с этой охраной… размажем по полу, прикончим обоих и проводим тебя в армию. От всей души.

               — Наверно, — вздохнула девушка. — Что у нас после импровизации? Поднимаемся на первый, выбегаем через другой запасной выход к подготовленной машине и рвем подальше?

               — Ну вот, ты все запомнила. Чем проще – тем лучше, а?

               — Да у нас на самоволки планы сложнее выстраивали! — Джессика невольно усмехнулась. — Поминутно все расписывали, чтобы в итоге засыпаться на ровном месте. Пойдет.

               Серый открыл на терминале другой файл.

               — У меня и посложнее есть, — хмыкнул он, раскрывая картинку на весь экран. — Накидал, пока ты отходила. Все как мы любим – разделиться и действовать с разных сторон, все по обстановке. Ты через окна, я через двери и встречаемся у лестниц.

               Она положила ногу на ногу и задумчиво откинулась на стуле. Взгляд искусственных глаз шарил по поредевшим меткам, задерживался на вопросительных знаках и медленно веселел. Спустя пару минут она крутанула оставшийся в руке нож, положила его на стол и потянулась к клавиатуре. Раздался звонкий, резкий как выстрелы перестук клавиш.

               — Так-то неплохо, — походя заявила Джессика. — Но я бы немного подправила. Если Оникс или кто-то из его группы отрубит или захватит камеры, то я могла бы зачистить первый этаж в одно лицо, и хрена с два эти желторотики мне что-то сделают!

               Серый покачал головой.

               — Не, Джесс, так не пойдет, — сказал он. — Там не только охрана, но и обычный персонал. Их тоже перебьешь?

               Девушка хищно ухмыльнулась. Полумрак квартиры подчеркнул черты лица – и оно вполне подходило для того, кто в прошлом без колебаний проехался на танке по толпе беженцев. Они оба это поняли. И притворяться она уже не собиралась. На кону стояла месть.

               — А твой план прямо-таки человеколюбив? Взорвать лифты, прорваться с оружием наперевес через кабинеты… — она демонстративно поежилась. — Да ты вполне себе психопат, Серый. А я военная преступница. Так какая к чертям разница!?

               Девушка ткнула на кнопку – сообщение отправлено. Затем она достала из-под стола недопитую бутылку и начала хлестать из горла. Оставалось немного, приговорила в три глотка. Она встала и пошла к кровати, на ходу стянув футболку.

               — Я проспаться, — буркнула Джессика. — И тебе не помешает. Часов пять поваляемся, ты проснешься от кошмара, а там уже на свежую голову поговорим.

               Она, не глядя, скомкала и бросила одежду в угол. Затем просто рухнула на кровать, не утруждая себя одеялом. Серый глубоко зевнул, потянулся и решил, что ее совет не так уж и плох. Он устал. Потому выбросил все из головы и, устроившись рядом, моментально уснул.

 

               Под вечер они впервые за долгое время вышли с этажа. Впрочем, в жилой башне ничего не изменилось. Все те же толпы, запахи быстрой еды и неразборчивый гул. Да и город в целом остался тем же, несмотря на новости из ближайших населенных систем и мобилизацию бывших военных. Дождь, неоновый свет, торопливые прохожие, импланты и протезы на каждом шагу – все то, с чем Серый свыкся.

               Пара выехала к цели. Так, прогуляться вокруг, осмотреться и изучить все на месте. Уточнить реальность и их планы. Ехать было далеко, но для Джессики это не проблема. Она лихо обгоняла, подрезала и вклинивалась в поток, игнорируя возмущенные гудки.

               Под мерное рычание двигателя за окном проплывали улицы и переулки, потрепанные жизнью небоскребы и стройные ряды древних жилых высоток. С эстакады горизонт выглядел как одно разноцветное пламя. Глубокое, протяженное и пляшущее под очередным дождем. Иногда, вдалеке, вспыхивали крохотные точки – взлетали шаттлы. Или садились, чертили в темном небе тонкие полосы.

               Серый дремал. Разговор после пробуждения не задался – и они решили заняться делом, а не тратить время на пустые споры. Напарница поискала мясника на досках, он перепроверил оружие – можно выдвигаться. Только док оказался далековато, в четырех десятках километров. Зато их цель стояла примерно по пути, с небольшим крюком, потому выезд на ремонт сам собой превратился в разведку.

               А еще ему снился космос. Жаркий и ледяной, темный и ослепительно яркий, но неизменно пустой. Во сне Серый занимался рутиной. Терпеливо ждал конца прожига, ловко подводил корабль к станции и учил нового напарника – ее. Синеволосую девушку с завороженным взглядом зеленых глаз. И почему-то упорно думал, что она боится невесомости.

               Проснулся он, когда редкие потрескивания счетчика излучения превратились в отчаянный визг. Не успев открыть глаза, он тут же повис на ремнях, болтаясь словно ключи в стиральной машинке. То визжали шины на мокром бетоне. И в их крик о помощи вплелся хлесткий солдатский мат Джессики. Она вцепилась в руль, перекладывала его из стороны в сторону, пинала педали и, на первый взгляд, бессмысленно дергала рычаг коробки передач.

               Девушка снова крутанула руль, их бросило вправо. Она уклонилась почти в последний момент. В левом окне мелькнул перевернутый грузовик – а спереди занесло еще один. Зарычал двигатель. Их вжало в кресла. Серый широко раскрыл глаза и все понял. Авария на трассе. И еще какая, да еще где!

               Скоростная магистраль превратилась в свалку лома. Вокруг кричал мятый металл, глухо сталкивались авто. Вместо людей стонали умирающие моторы – а водители и пассажиры скрылись за ними.

               Наемницу не волновали остальные. Она боролась за себя и за напарника. Всеми силами пыталась не столкнуться – и давила на газ, спасаясь от мчавшихся позади. Получалось. Красный свет в глазах выдавал ее нечеловеческую скорость и реакцию, выдавал боевой режим. А мелькание фар то и дело подсвечивало ее напряженное, перекошенное лицо.

               Серый просто наблюдал. Отрывисто, тупо. Болтался на ремнях и смотрел вперед. То на смятый в гармошку внедорожник. То на вскрытый грузовиком автобус. То на двигатель посреди полосы. И ждал, пока все как-нибудь, но закончится.

               Они уцелели. Исцарапанная машина вырвалась из свалки и оказалась на пустом участке трассы. Выровнялась, прибавила скорости и отправилась дальше. С боков содрало краску, корпус покрылся вмятинами и выпуклостями – но седан ехал.

               — И тебе доброе утро! — нервно усмехнулся парень.

               — Обратно поедем по другой, встречку тоже зацепило, — невпопад пробормотала Джессика. — Зато проснулась…

               Она нащупала сигареты и закурила. В свете зажигалки Серый разглядел с десяток трещин на стеклах.

               — Я как-то даже испугаться не успел. Не ты ведь устроила? — задумчиво произнес он.

               — Не, кто-то спереди. А там уже по цепочке понеслось. Нам повезло, трафик был слабый, — отрывисто, между затяжками, ответила девушка.

               — Ладно, это было красиво, — выдохнул парень и обмяк в кресле. — До небоскреба на родине не дотягивает, но там и вид получше был.

               — М? — заинтересованно промычала напарница. — Небоскреба?

               — Не рассказывал, что ли? Ну, сейчас тогда, все равно проснулся.