JustPaste.it Share text & images the easy way

               Не люблю пауков. Твари сами по себе противные, что уж говорить о похожих на них людях. Но я старался не казать виду. Шагал вслед за своими людьми, хрустел ветками и поглядывал на карту. Пока все спокойно. Ни красных отметок, ни звуков беспорядочной стрельбы. Автомат в руках придавал фальшивой уверенности… за себя. Но не остальных.

               В третий раз поднялся крепко сжатый кулак. Стоп! Цепочка застыла на месте, настороженно выискивая опасность. Просто капкан, чуть ржавый и присыпанный листвой, только на пару десятков секунд он нас задержал. Но мы продвигались, и это главное. Прочие же отставали. Некритично, надо действовать как можно быстрее. Все-таки жгло тело чье-то внимание, и чувствовал его не только я, но и прочие.

               — Что за дрянь! — раздраженно пробормотал один из солдат, веснушчатый и огненно-рыжий. — Не мне же одному будто кожу скребет?

               — Есть такое. Под одеждой вроде не цепляет, а рукам неприятно, — согласился его сослуживец. Он шагал рядом, продираясь через кусты столь же быстро, как остальные.

               Или это какое-то отпугивающее заклинание? Да плевать! Не успел подумать, как слева загрохотала пальба. Тут же и потухла. Заглянул в карту и поймал гаснущий красный прямоугольник. А вот и секреты с постами, чтоб их!

               — ВСЕМ! Свободный огонь, прибавили ходу! — заорал я.

               Тут же спереди, на дереве, что-то пошевелилось. Сам не заметил, как дал очередь. С непривычки длинную. Присоединились бойцы и хлестнули из своего оружия. Не знаю, кто убил, но оттуда грузно вывалилось тело и рухнуло в неестественной позе. Готов, рожа бандитская! Левую ладонь обожгло болью. Забыл о ране! Не беспокоила, а сейчас как проснулась.

               —Контакт! — раздались зычные крики капралов. — Вперед, вперед!

               Тут уж стало не до ловушек или карты. Я кое-как поспевал за солдатами, баюкая автомат и перескакивая мелкие препятствия. С запада доносились хлесткие, приглушенные листвой выстрелы. На более-менее ровном кусочке успел глянуть обстановку. Синие теснили красных и упорно рвались к цели, то и дело уничтожая очередной отряд из единственного человека. Отлично!

               Справа прогрохотал пулемет. Совсем близко, словно под ухом. Быстро оглядевшись, понял, что так оно и было – я ненароком чуть не перегнал своих. Они притормозили, обстреливая раскидистую крону дерева. Вскинул автомат и присоединился. Глубокий порез в ладони снова дал о себе знать. Тихонько зашипел и, отпустив цевье, несколько раз сжал и разжал кулак. Вроде помогло. Бойцы снова прибавили ходу, а за ними и я.

               Ощущался бой так, как и ожидалось. Неразбериха. На стене было словно в тире, а здесь смешались в кучу все подряд. Выручала только карта. На ней-то понятно, что мы почти вышли к руинам… а западная группа успела потерять двоих! Черт! Моя вина! Но делать нечего. Бежал вслед парням, отрывисто матерился и пытался следить за тем, куда наступаю. Как оказалось, не зря.

               — Твою мать! — завопил тонким голосом тот рыжий солдат. — Врача!

               Видел, что с ним. Он с грацией картошки рухнул у испещренного попаданиями дерева. Да не просто так, а вместе с негромким присвистом. Надо помочь, но времени нет, сейчас лучше не останавливаться. С зубовным скрежетом пробежал мимо, успев посмотреть на раненого. Дело дрянь! Правую ногу будто кто-то нанизал на выросший из земли шип! Солдат валялся на животе, громко требуя помощи, а голень так и осталась в воздухе, повиснув на камне.

               — Уилл, глянь на него и возвращайся, бегом! — громко, чтобы уж точно услышали, приказал капрал.

               Из неровной цепи выпало очередное звено. Полевой медик, или неплохо подкованный в первой помощи солдат. Не знаю. Бойцу помогут. А пальба на западе разразилась с новой силой. По карте, одно отделение выстроилось на окраине леса и азартно постреливало бандитов. Характерных «чпок!» не слышал. Но чем могли быть пара взрывов? Только «Нуб-тьюбой». Или местными магами, если не повезло.

               Вот и просвет в деревьях. Немного отставал, потому успел припасть на колено. Мой взгляд лихорадочно забела по округе, изучая ее собственными глазами, а рука невольно вжала приклад в плечо. Половину автомата кровью измазал, но сознание терять не спешил. Рано! Надо добить бандитов и помочь своим!

               Вышли неудачно. С половину обзора занимало длинное, похожее на барак каменное здание. Из-за него выглядывали ажурные, будто воздушные стены храма. Крыша вообще походила на аккуратно украшенный рожок мороженого. Такая же ребристая, со сходом в центре и плавно загнутыми краями. И все такое белоснежно-молочное, с чуть темнеющими прожилками.

               Дух перехватило. На пару секунд, не более того – здесь гибнут люди, мои люди! Новые приказы лишние, спасибо самостоятельности, но беспокойство за свои поступки не проходило. Ну очень вовремя!

               Долго не думали. Правее, на мощеной площадке перед храмом, стояли разноцветные палатки. Там суетились люди. Прилично так. И не только люди, судя по мелькнувшему хвосту. Мужчины, почти все. Пара полураздетых девиц не считалась. Те просто застыли где-то посредине, вопя от страха. Ну, мои парни лишним сантиментами не страдали. А я задумался.

               И тут же прекратил, осторожно поливая врага огнем. Отделением, да по толпе, да пулеметчик успел развалиться на окраине – шансов у них не было. Фигурки начали падать одна за другой, как подкошенные. Спустя, наверное, десяток секунд, щелкнул автомат. Затворная задержка! Неловко сменив магазин и дослав патрон, я продолжил. Только аккуратнее и в никуда. Все легкие цели уже валялись, остались умные и везучие. Или маги.

               Внезапно из окон третьего этажа храма полетели стрелы. А то и болты. На диво меткая стрельба. Судя по карте, мы уже потеряли полдюжины, если не больше. Черт, черт, черт!

               — Огонь на подавление, центральная постройка! — выкрикнул я, лихорадочно шаря по карте.

               Солдаты услышали. К ажурным стенам понеслись струйки трассеров. У кого-то кончился магазин, судя по трем подряд. Постройка вспучилась клубами белой пыли и ощетинилась глубокими, темнеющими щербинами от попаданий. Стало повеселее, когда огонь перевел пулемет. Для врага точно. Он целился и стрелял точно по окнам. Теперь головы не высунешь, без немалого шанса на гибель. Можно немного, совсем чуть-чуть расслабиться и посмотреть, что вообще творится.

               На западе дела неплохи. Почти закончили охват, только пулеметное отделение еще топает к своей позиции. Остальные же стреляли по лагерю. Значок вражеского отряда равнодушно впитывал очереди, ничем не выдавая реального состояния дел. Численность неизвестна, ладно хоть тип опознался. «Сборный наемный отряд с магической поддержкой».

               И последняя сыграла свою роль. Занятые огнем на подавление, бойцы с северо-востока, да и я тоже, попросту не заметили одинокую фигуру в потрепанном балахоне. Та банально подползла ближе и, вскочив, сделала свое грязное дело.

               — Огнемет! — удивленно вскрикнул один из солдат. — Справа, в центре поляны!

               Было поздно. По отряду ударила яркая огненная струя, не хуже напалма. Отреагировать не успел никто. Деревья вспыхнули моментально, а за и между ними – мои бойцы! Отчаянные крики сгорающих заживо людей окатили голову будто из ведра. С ледяной водой. Меня передернуло, сердце пропустило удар.

               Суки! Не одна подлянка, так другая! Руки дрожали от боли, физической и душевной, будто канцелярским ножом взрезали где-то внутри. Вскинув автомат, начал стрелять. Пытался целиться, но все не мог удержать мага перед риской. Да и плевать! Куда-то туда тоже пойдет! Немедленно присоединились остальные, позабыв о храме. Все внимание только на огнеметчика, пусть это и неправильно.

               Пару-тройку пуль он выдержал. Те, судя по неестественно громкому свисту, срикошетировали куда-то в космос. Затем невидимый пузырь просто лопнул. И, надо ж было такому случиться, в гаденыша уже летела сорокамиллиметровая граната. Бух. Негромко, неэффектно и с крохотным пыльным облачком.

               Рвануло чуть ли не под его ногами. Осколками нашпиговало знатно. Тканный балахон спасти не смог, будь он даже зачарован. Ноги, живот, ладони – все они получили свою порцию. Фугасной части хватило с избытком. Не отбросила, конечно, но отняла всякое желание шевелиться. Точка на карте погасла – мертв.

               Как и семеро из девяти солдат того отделения. Его значок заморгал белым, показывая, что отряд на грани или уже в панике. Неудивительно. Я бы мчался впереди собственных ног. Да и те отступили. Быстро, торопливо, заботясь больше о собственной шкуре. Не время ловить. Над головой снова пролетел какой-то деревянный снаряд, так что обитатели руин еще целы и могут драться. Плохо. Тут бы снайпер не помешал.

               — В окно долбани! — заорал капрал гранатометчику, выдав короткую очередь. — Не хочу поймать стрелу!

               Неожиданно, стрельба утихла. Только стучали два пулемета на другом конце поля боя. Срезали тех, кто решил отступить с другой стороны. В ушах звенело. Нос и горло першили из-за пороха. И доносился с ветерком предательски-сладкий вкус жареного мяса…

               А задание на потери не провалено. Да сколько же их там!? Тринадцать человек потеряно, и на чем! На заштатном лагере разбойников в лесу! Не все убиты. Четверо ранены, но и то слишком много!

               «Чпок! Бух! Чпок! Бух!». заработали гранатометчики, растрачивая боезапас на храм. Несколько гранат ушли мимо и рванули у стены, либо срикошетили и взорвались над телами бандитов, осыпая тех добивающим градом осколков. Занялись поваленные палатки. Доносились стоны, крики боли и мольбы о помощи на местном. Держался я с каким-то равнодушным спокойствием. Только в сердце скреблось осознание того, насколько я плох.

               Своеобразная артподготовка быстро закончилась. Сколько там в перевязях гранат, двенадцать? Хватило. Мы выждали еще немного. Звуки все те же. А по телу вновь пробежала паутинка, что встретила нас в лесу. Маг? Повисшее заклинание? Надо добить.

               — Выдвигаемся! Под прикрытие зданий! — крикнул я. — Не торопимся, не подставляемся!

               Бесполезные напоминания. Просто от них становилось чуточку легче. Из леса шагнул вместе с отделением, в одной цепи. Тушка понимала, что ей делать. Взглянув налево увидел, как вслед за нами выходят и остальные. Потрепанные, в грязи, с напряженно приподнятым оружием. Но живые. Точки и прямоугольники на карте, люди в реальности.

               Кто-то нервно усмехнулся, меняя опустошенный магазин. Пара солдат вовсю дымила сигаретами, зажав их в зубах. И все мы дружно стучали ботинками по разбитому мощеному камню, приближались к цели и ждали новой схватки. Та все не начиналась. Не летели болты и стрелы, не вскакивали раненые, и уж тем более, к счастью, не работали маги. Только жгла кожу паутинка.

               В бараках, как я обозвал эти строения, окон не было. Только узкие световые щели под самым потолком. Звук пропускали. И доносились изнутри сильно искаженные голоса. Интонаций не разобрать, а привыкший к грохоту огнестрела слух с трудом разбирал слова.

               — Что там? Почему все затихло? — сумел опознать я то, что неслось из нашего здания. — Ты видишь их, видишь?

               — Не ори! Не знаю я! Кого-то видел, самым краем! Тихо, голоса слышишь!?

               Ага. За нами пытались следить. Может, пленники, а может и укрывшиеся бандиты. Есть два способа проверить. Язык или оружие. Окрикнуть их, или забросать гранатами и добить уцелевших. Бандиты могли обмануть, пленники могли оказаться враждебны. Мог убить невиновных или сдавшихся. Еще и висели над головой мольбы Шери прикончить всех, лишь бы не отдать их в руки аристократа. Выбор, чтоб его! Хлебай полной ложкой!

               — Кто такие!? — заорал я, жестом приказав заткнуться подчиненным.

               Не тишина. Ее не было. Потрескивал жрущий палатки огонь, все еще орали раненые и настороженно клацали металлом бойцы. Молчание. Может, сидящие в здании о чем-то шептались, но я все одно этого не слышал. И так ничего и не дождался, даже спустя минуту.

               — Повторяю в последний раз! Кто такие!? — повторил, в надежде на ответ.

               — Торговый караван! Нас пленили эти отрыжки Изфины! — донесся приглушенный выкрик. — Шли в Дурвал, неделю назад! Умоляю, освободите нас!

               — Чем докажешь? — моментально отреагировал я, накликивая команды на карте.

               Отделение разбилось на две части. Я остался у торца, а остальные встали по бокам, разглядывая храм и бойню перед ним.

               — Как? Как нам это сделать!?  — будто бы нервно, чуть заикаясь ответил неизвестный. — Прошу, подойдите с другой стороны! Там решетчатая дверь, вы сможете посмотреть на нас!

               И влететь под обстрел, ага. Пока, конечно, никто не палил, да и тянуло из побитых пулями окон каким-то синеватым дымком. Но доверять не хотелось. Я уже спустил в унитаз больше десятка своих! Ладно, мы никуда не торопимся.

               — Рядовой! Загляни в щели у крыши! — ткнул я в первого попавшегося стрелка. — Вы двое! Гранаты к бою!

               А стены-то гладкие, будто не тронутые непогодой и временем. С парой десятков пулевых щербин, теперь не без этого. Божество-то не против. Что храм обстреляли и подожгли, что куче народа кровь перед ним пустили – реакции не наблюдается. Вот пусть дальше и спит.

               Потребовался четвертый. Зацепиться за камень толком не выходило, а крыша слишком высоко, даже если сбросить оружие и рюкзак. В итоге, встав на плечо сослуживца, рядовой все-таки заглянул внутрь.

               — Гранаты пролезут, сэр! — доложил он. — Тут темно, вижу мужчин, женщин и детей! Пара младенцев! Оружия нет, одежда у всех драная! Что-то лопочут, но я не понимаю.

               — Слезай тогда, — я с облегчением выдохнул. — Гранатам отбой. Капрал! Отправьте лучшего бегуна ко второму отряду, пусть так же осмотрят свое здание!

               — Сэр! — кивнул тот и, на мгновенье задумавшись, ткнул в служившего подставкой.

               Тот дернул плечами. Затем проверил шнуровку на ботинках и рванул на запад с автоматом наперевес. Пара минут ожидания – раздались глухие хлопки и едва различимые крики. Что ж, враг пытался. Но едва ли рассчитывал на гранаты. Спустя еще немного прибежал курьер. Целый, без единой лишней дырки в теле. Судя по докладу, укрывшихся и испуганных разбойников внутри хватало, так что подарков бойцы не пожалели.

               Наемников, кстати. Подумаю об этом позже. Оставалось еще два здания для зачистки, третий барак и храм. Да и раненых добить бы не мешало, чтобы не мучались и не грозили ударом в спину. В итоге я набрался решимости. Да, скребет в груди из-за потерь. И по коже у всех бегает что-то неприятное. Но бой пора заканчивать, и чем быстрее – тем лучше.

               — Сидите здесь! — крикнул я, обращаясь к пленникам. — Освободим, когда добьем остатки банды! Что-нибудь о храме знаете?

               — Там главные сидят! И маги их же!

               Ответ не порадовал. Зачистка грозила превратиться в локальный Сталинград, с боями за каждую комнату. А людей тут у меня для этого маловато. Еще и маги. Уж на что они способны я видел прекрасно. И нюхом чувствовал, все это время. А, к черту! Хватит ныть, Генерал! Пришел, увидел, победил! Часть работы уже готова и не дело это, останавливаться на полпути!

               — Выдвигаемся, — решительно произнес я. — Окружаем храм, держим бараки на прицеле.

               Вблизи тот прямо таки дышал красотой и величественностью. Аж захотелось подпортить ее еще больше, добавив пару сотен новых дырок и расколотых плит. Здесь стены оказались чуть проще – искусная, но облицовка, а не цельная структура. В десятке мест она не выдержала. Под ней скрывался самый обыкновенный гранит. Или что-то такое, в геологии я разбирался примерно никак.

               А раненых добили. Наш путь сопровождали одиночные хлопки контрольных. Сам духа на это не набрался и просто шел, переложив грязную работу на других. Жалеть, вроде бы, некого, но просто не по себе. Облегчить страдания пришлось и одной из девушек, которые шарились среди бандитов. Не знаю, чего она там забыла, когда поблизости уже шел бой. Но была неплоха. До пули. Теперь, с выпущенными кишками, ошалевшим от боли взглядом и вся заляпанная грязью и кровью, она вызывала только брезгливое сочувствие. Коротко дернувшийся автомат одного из рядовых милосердно освободил ее.

               Чуть завороженный этой картиной, я не сразу вспомнил о пленных. А те не врали. И правда, с этой стороны в барак грубо врезали решетчатую дверь. За ней виднелись лица. Испуганные, радостные, полные любопытства и веселья. Они жадно следили за каждым шагом солдат. Ловили каждый выстрел.

               Надо освобождать. Не мог я их хладнокровно прикончить. Но и отдать аристократу тоже. Кого-то все равно придется, ради собственной шкуры. Тут уж ничего не попишешь. Просто так не выпустить. Придут в город, растреплют обо всем, а прилетит в итоге мне. Что делать? Заняться храмом. Пленники ждали неделю – подождут еще часик.