JustPaste.it Share text & images the easy way

               Теперь Серый понял, что чувствуют мошки в лапах паука. Врач орудовал парой дополнительных конечностей как родной, умудряясь одновременно изучать раны наемника со всех возможных сторон, как придирчиво ощупывая ребра со спины, так и вдумчиво рассматривая показания медицинского сканера, чьими датчиками пациента обвесили с головы до ног. Бао обходился всего одним, и то бесконтактным, но изучал лишь небольшую часть тела, на предмет конкретных повреждений, а этот военный медик взялся за дело всерьез.

               Джессика, судя по желтому свету из глаз, бродила по сети, устроившись на стуле в углу кабинета. Мелькающий вокруг Серого врач упорно молчал, никак не комментируя состояние организма и мягко, но настойчиво затыкая все вопросы. В конце концов, наемник мысленно плюнул на все тревоги и уставился в стену, на плакат с инструкцией по использованию полевой аптечки. Сидеть на табуретке неудобно, особенно когда по телу бродят сразу четыре руки, но деваться особо некуда.

               За ним, в паре метров, сверкал надраенным металлом операционный стол, над которым висел плоский и широкий цилиндр помощника хирурга, безвольно свесив весь свой десяток конечностей, оканчивающихся различными приспособлениями для операций. Притом, как успел заметить Серый, прежде чем оказаться в центре круговорота, еще дальше, на рельсах, спрятался еще один похожий аппарат. Разница только в насадках. На дальнем те слишком тонки и аккуратны, чтобы работать с туловищем, а вот для операций на мозгу они подходили идеально.

               Но армейский госпиталь не ограничился парой роботов в подмогу. Одну из стен целиком занимал шкаф, за полупрозрачными дверцами которого проглядывались целые батареи лекарств, наркотиков и прочных сильнодействующих веществ. Смотрелось внушительно. Как для пациента, способного получить все необходимое, так и для кошелька Серого, суммарная десятка тысяч в котором уже не казалась приличной суммой.

               Осмотр занял еще полтора часа кропотливой работы. Анализы крови, слюны и прочих жидкостей, полная диагностика имплантов, даже проверка глаз с помощью тяжелых очков. В конце концов, врач все же отстал от Серого, отработанными до автоматизма движениями содрав с него датчики и пробежав взглядом по сухим строчкам на широком экране терминала.

               — Так-так, — задумчиво пробормотал он, привлекая к себе внимание.

               Девушка моментально погасила огонь в глазах и, облокотившись на колени, уставилась на доктора. Серый, успевший перелечь на операционный стол, повернул голову, зацепив взглядом на время отключенные импланты. Снова без рук. Можно включить, но сейчас хочется только лежать и отдыхать.

               — В целом, диагноз подтверждаю. Пару трещин мои полицейские коллеги упустили, но они слишком мелки, чтобы влиять на общую картину, — он вывел на экран схематичное изображение тела и обвел пальцем весь торс. — А вот на что они решили не проверять, так это на ушибы внутренних органов. Первая степень везде, от легких до мочевого пузыря.

               — Это серьезно? Я, вроде бы, чувствую себя нормально, — удивленно спросил Серый, чуть похолодев изнутри.

               — Как и сказал, первая степень. Жалобы только на ребра, пришел на своих двоих. Лучше бы, конечно, отлежался, но жить с этим можно. Пройдет, пока будем разбираться с костями, — врач сменил изображение на трехмерную модель грудной клетки. — Два сломано, пять треснуло, позвоночник в порядке, как и экзоскелет. Вот с этим лучше даже не ходить.

               — Только выбора у меня как-то не наблюдалось, — пробурчал наемник. — Ничего лишнего не проткнул, и ладно.

               — В точку. Значит так, капрал сказала, что тебе нужно как лечение, так и установка армейских имплантов. С первым проблем не будет, но это обсудим чуть позже. У тебя, мерк, стоит широко известная в узких кругах дека. И известна она своими дикими проблемами с совместимостью. У тебя стоит третья и последняя ревизия, в которой смогли все-таки поправить часть ошибок, но далеко не все.

               — Чем угрожает? — настороженно спросил Серый, взглянув на меню импланта.

               — Забавными, но неприятными особенностями. Заметил, наверное, как быстро освоился с протезами? Это работа деки. Она прекрасно работает с таким оборудованием, а особенно с внешним. Хоть пистолет, хоть основной боевой танк – ни единого разрыва. Проблемы начинаются с нейронными сопроцессорами, — врач на мгновение прервался, глотнув воды. — Сюда встанут только экранированные, и то определенных моделей. А иначе самовозбуждение, побочные токи и здравствуй очередной овощ со сварившимся мозгом. По той же причине можешь забыть о бустерах.

               Вторая пара рук медика ловко упрятала бутылку на настенный шкаф и сложилась на его плечах. Он сам же вывел на экран терминала длинный документ, состоящий из одной разукрашенной таблицы.

               — Биомонитор влезет любой из армейских, настоятельно рекомендую поставить. Болевой редактор и тактильный усилитель должны завестись без особых проблем, внешние интерфейсы встанут как родные, а вот рефлекторные чипы со свистом пролетают мимо. Когнитивные, скорее всего, заработают, но приспосабливаться будешь раза в два дольше. Гасители, как нейронный, так и с гормональными добавками не запустятся в принципе.

               — Так себе звучит, честно говоря, — усмехнулся Серый, скосив взгляд на внимательно вслушивающуюся Джессику. — Какому-нибудь танкисту или инженеру бы подошло на ура, только я бегаю с автоматом под огнем.

               — Вот здесь мы и подходим к лечению. Проще всего будет всадить тебе три дозы нанитов и обеспечить поступление строительного материала. При укреплении костей программа заодно вернет их на место, да и усиленные мышцы тебе не помешают. И подкожная броня тоже. В общем, почти как у твоей напарницы. Цена вопроса в сумме четыре тысячи и пара недель покоя.

               Серый вспомнил о запасе средств. Да, десятки определенно маловато, но лечиться надо в любом случае. И создать видимость того, что он имеет полное право находиться в центральных районах города. Одновременно об этом вспомнила и Джессика.

               — Док, это все конечно хорошо, но есть один нюанс. Нужно не только улучшить тело, но и сойти за своего в Центральных. Я-то себе натыкаю косметических, а ему что делать? Из-за протезов не притвориться обычным жителем, а из-за несовместимости железа, как вижу, не поставить ничего откровенно военного, — твердо сказала она, бегая взглядом по таблице на терминале.

               — Девушки-девушки, все как обычно, — неожиданно усмехнулся медик, крутанувшись на стуле к наемнице. — Плодите проблемы на ровном месте, а затем судорожно ищете для них решение. Ну смой ты мыло с глаз и посмотри на напарника! Он даже с армейскими руками максимально неприметен, докинуть оптику на ведущий глаз и вполне потянет на бывшего разведчика, если кто-то вообще обратит на него внимание. Да и ты, в общем-то, тоже – я так до сих пор твое лицо не разглядел, хотя этими вот руками выковыривал остатки твоих глаз и ставил новые.

               — Уверен? — устало уточнил Серый, бегая взглядом от нахохлившейся девушки к насмешливому мужчине и обратно. — Давай так. Готов прямо сейчас выложить десятку наличными. Что можешь поставить из такого, что приживется за пару недель в домашних условиях? Сам понимаешь, чем на жизнь зарабатываю, так что поверю Джессике и положусь на твой выбор.

               Врач задумчиво повернулся к терминалу и быстро забегал пальцами по клавиатуре, открыв новое окно и сортируя список имплантов.

               «Так что насчет маскировки?» — отписал Серый в сеть взвода.

               «Да прав он, мать его! Так к тебе привыкла, что даже не заметила, как ты из толпы не выделяешься»

               «Мне гордиться?» — он чуть ухмыльнулся, глядя прямиком в глаза девушки.

               «Посмотрим после лечения. К усилению мышц прилагается и выносливость ;D»

               Наемник все-таки включил правую руку. Слишком уж нестерпимо чесался нос, чтобы без особого на то смысла терпеть изощренную пытку собственного тела. Затем он уставился в кристально белый потолок, дожидаясь ответа врача, но тот все стучал по клавиатуре и слегка поскрипывал стулом, покручиваясь из стороны в сторону. Глаза пощипывало от усталости и сухости, но сомкнутые веки не приносили особого облегчения, избавляя лишь от яркого света ламп.

               Не удалось даже задремать, слишком уж Серый оказался взбудоражен предстоящими изменениями. Еще немного железа и хрома в организме, еще один шаг в сторону от родного тела. Убитый «Шрамированный», конечно, сошел с ума, но отдаленная доля правды в его словах имелась – перемены становятся заметны. Интересно, как после операций себя чувствовала Джессика?

               «Слушай, а что ты ощущала, когда проснулась с обновленным телом?» — он решил не откладывать дело в долгий ящик.

               «Да ничего особенного, гаситель-то работал. Может, слегка остыл разум, но, как видишь, все вернулось на место… А к чему вопрос?»

               «Да так. Странновато думать о том, что скоро у меня в тушке прибавится неорганики. Какой-то радостный трепет»

               «Оп, а вот и первый симптом. Ничего, разберемся» — загадочно ответила Джессика и отключила беспроводной адаптер.

               Решив не гадать и попросту дождаться обещанного, Серый проморгался, кое-как смочив пересохшие роговицы, после чего закрыл веки, чтобы освещение не мешало читать откопанное в местной сети развлекательное чтиво. Мрачный, но захватывающий детектив с интригами, роковыми красотками и своим на уме главным героем – почему бы не насладиться тем, что и призвано скоротать время?

               — Подъем, боец! — спустя десяток минут в его уши ворвался звучный, командный выкрик.

               Наемник резко открыл глаза и дернулся, пытаясь сесть, но разглядел насмешливое лицо врача раньше, чем ребра успели заявить болью о своем неудовольствии. Он выдохнул и вернул голову обратно на тонкий матрас, подложенный, чтобы не околеть на холодном и твердом металле хирургического стола.

               — Ты всех пациентов с переломами так будишь? — Серый пробежал взглядом по медику и покрутил головой, разминая шею.

               — Да он вообще шутник тот еще, — бросила Джессика из своего угла. — Сначала остатки глаз мне выковырял, а затем предложил взглянуть в зеркало. Ладно хоть я под гасителем была, иначе бы на слух в него скальпель метнула!

               Под конец она заметно прибавила в громкости, но, заметив это сама, резко фыркнула, завершив фразу.

               — Ладно, ладно, набросились тут, — недовольно ответил медик, возвращаясь к терминалу. — Я накидал список из того, что есть у нас на складах, совместимо друг с другом и влезает в твои требования. Осталось только оценить и одобрить.

               — Давай, выкладывай, — Серый повернул голову на место врача.

               — Не стану грузить тебя конкретными моделями, потом скину списком и все. И у тебя даже есть выбор! Девять девятьсот против восьми четырехсот. И, соответственно, трех недель покоя против двух.

               — Откуда такая разница? — недоверчиво уточнил Серый. — Полторы тысячи сумма немалая, как ни крути.

               — Откопал на складе вариант нанитов помощнее. В полтора раза от нормального варианта, так что вполне разумно поставить ее вдвое дороже. Едва ли кто-то обратит внимание, но, в случае чего, мне тоже надо откупаться от вышестоящих, — спокойно ответил медик и, заметив жаждущий взгляд наемника, брошенный на бутылку воды, схватил ту третьей рукой и отнес пациенту. — Почти сравняешься с Джессикой, а кости даже крепче будут.

               — Три недели… долго, — протянул наемник. — Но мне нравится. Что там еще?

               — Да не бойся, лежать неделю, пока ребра не срастутся. Потом уже можешь шевелиться, только не особо напрягаясь. Так, переходим к следующему пункту. Здесь все просто, нейронный сопроцессор, болевой редактор, усилитель тактильных ощущений и небольшая доработка интерфейсных разъемов. Две тысячи за все.

               — Годится. Дальше.

               — Глаз. Экранированный, с максимумом примочек, при не особо внимательном взгляде даже сойдет за настоящий. Улучшенная картинка, ночное зрение обычное и инфракрасное, защита от ослепления – вспышки там, лазерные лучи. Должен встать нормально, раз дека уже подключена к нервам обычного, но, в случае чего, верну старый и деньги. Две девятьсот.

               — Даже не представляешь, как бы мне такое пригодилось в паре историй — усмехнулся Серый. — Режь! Беру все. Джесс, передай ему деньги, в правом заднем кармане.

               — Долго ему тут валяться, док? — она зашуршала одеждой напарника.

               — Часов шесть, пока кости не схватятся, а там можно аккуратно ехать, — медик подошел к Серому и протянул ему большие белые капсулы. — Глотай, это строительный материал для нанитов. Все три недели ежедневно по три штуки, желательно в одно и то же время. Как проснешься, не пугайся – будут ломить мышцы, кости, также боль в сердце. Это совершенно нормально и ничем не угрожает.

               Серый покрутил капсулы в руке, разглядывая тонкую оболочку, под которой скрывались темные гранулы, и решительно проглотил одну за другой, запив их водой из бутылки.

               — Отключай протезы, деку в операционный режим, — врач сходил за шприцем с наркозом и, вернувшись, выдавил пузырьки воздуха, после чего приложил иглу к бедру наемника. — Уснешь через полминуты. Готов?

               — Готов!

               — Ввожу… есть, — медик осторожно вытянул иглу из тела и кинул шприц в мусорку. — Двадцать восемь, двадцать семь…

               На счете пятнадцать в глазах Серого начало темнеть. К восьми крепко сомкнулись веки, погружая хозяина во тьму. К пяти он отключится, даже не успев поприветствовать надвигающуюся старую знакомую. Правда, он виделся с ней предыдущей ночью, во сне, так что она совершенно не огорчилась некоторой грубости гостя.

               Но, похоже, в этот раз им не было суждено оказаться наедине, кружась в свободном от тревог и беспокойства танце. Перед взглядом, которого нет, постоянно мелькали разноцветные вспышки, надвигаясь на него и проносясь мимо словно капли дождя, если смотреть на тучи. Они размазывались в движении, вытягиваясь и оставляя быстро тускнеющие следы. Недовольная таким поворотом тьма пыталась бороться, но тщетно – цвета с завидным равнодушием проникали сквозь ее барьеры.

               Такое положение вещей продолжалось долго. Часы, может дни, но, в итоге, Серый нашел себя где-то посреди бескрайнего космоса, совершенно одного под холодным взглядом звезд. Они принесли то, что обычно не сопровождало его во снах – звук. Далекие гиганты тихо шептались, совершенно игнорируя крохотную букашку космонавта, свободно повисшего в невесомости. Он со скукой внимал непонятному шепоту и терпеливо ждал, пока привычная картина сменится чем-нибудь поинтереснее.

               И она, к сожалению, сменилась. Начался калейдоскоп из ярких геометрических фигур, на фоне которого накатило чувство собственной ничтожности рядом с чем-то настолько большим, что она даже не мог осознать всего размера. Разноцветные вспышки приходили и уходили, а это гнетущее чувство оставалось и каждый раз ударяло с новой силой.

               — Глаза не открывать! — неожиданно услышал он и ощутил мягкие прикосновения к векам, не дающие тем уйти со своего поста. — Ты должен видеть меню импланта. Найди там управление кибернетической оптикой и выруби все, кроме обычного, ничем не улучшенного зрения. Аналогично с чипами, но их целиком.

               — Ну ты и вколол! — заплетающимся языком пробормотал Серый, выполняя приказ. Все уже выключено, но он как следует перепроверил выключатели, прежде чем покинуть настройки. — Я будто всю ночь с температурой под сорок провалялся!

               — Интересная у тебя реакция на стандартный наркоз, — медик освободил усталость и та неспешно пробежала по голосу, перекраивая его на свой лад. — Мозги почти все время молотили в фазе быстрого сна. Должно быть, ощущалось неприятно.

               — Не то слово, — слабо усмехнулся наемник. — Как успехи?