JustPaste.it Share text & images the easy way

               Наемница воспользовалась моментом и немедленно отступила назад и в сторону, освобождая линию огня. Киборг на удивление легко позволил ей разорвать дистанцию. Он даже не попытался сблизиться в новом смертельном танце, а будто занялся им самим с собой, рыская из стороны в сторону и внимательно наблюдая за движениями Джессики.        

               Поникший было ствол взлетел снова, пытаясь нацелиться на ноги главаря, но едва поспевал за его хаотичными рывками, неизменно глядя туда, где врага уже нет. Через десяток секунд Серый поменял тактику и направил оружие равно в одно место, дожидаясь, пока «Шрамированный» сам не влетит под прицел. И этот момент настал, всего через мгновение.

               Алана радостно выдохнула жаром, отправив в полет лазерные импульсы. Мимо. Те пролетели между ног киборга и, врезавшись в стену, сверкнули яркой вспышкой попадания, испарив часть пластиковой декоративной обшивки и создав крохотный бетонный вулкан. Впрочем, Серый не оценивал результаты. Он стрелял дальше.

               Лишь третий заряд не ушел впустую. Врезавшись в цель на скорости света, он даже не заметил тонкую, похожую на пергамент кожу, испарив ее в мгновение ока и отправившись дальше. Укрытая за остатками человечности броня достойно встретила ярость древнего оружия. Многослойный бутерброд из металла, пластика и керамики вздулся от мгновенного перегрева, но, как и протезы Серого, ее создавали военные.

               Пара тонких и, казалось, почти бесполезных слоев из абляционного материала сдержала напор энергии, моментально испарившись и не давая следующему импульсу ударить в ослабленное место со всей своей мощью. А дальше работали обычные термостойкие материалы. Их корежило, хитрые пластины теряли форму и вспучивались, но они все же рассеяли остатки тепла, не дав выстрелу подобраться к укрытыми за ними искусственными мышцами и титановой кости голени.

               Бандит только усмехнулся и чуть качнулся, глядя на наемницу. Та, глубоко, быстро и тяжело дыша, засунула руку за пазуху и нащупала тяжелый цилиндрик электромагнитной гранаты. По лицу девушки струились полоски пота, смывая с него кровь врагов и расплываясь на покрытом листами бумаги полу темными пятнами.

               — Бодрящее тепло энергетики! — самодовольно прохрипел «Шрамированный». — Давненько в меня подобным не стреляли!

               Он подобрался и скакнул навстречу Серому. Тот, вскинув горячую Алану, лихорадочно задвигал пальцем, поливая главаря лазерными струями, и, одновременно, начал заваливаться назад в попытке уйти от несущейся на него громадины киборга. Сердце космонавта пропустило сразу несколько быстрых ударов, едва тот увидел лицо врага снизу-вверх. Если сверху или на более-менее равной высоте оно смотрелось сколь-либо по-человечески, то теперь, пока враг в прыжке, Серый разглядел его истинное нутро.

               Холодная усмешка машины пугала. Она словно бы выражала всю глубину своего презрения к тем, кто так и не озаботился тем, чтобы нашпиговать себя десятками килограммов всевозможных имплантов и протезов, предпочтя остаться слабыми и беспомощными. По сравнению с ним, разумеется, представителем высшей, новой расы, что рано или поздно возьмет верх и окончательно отринет жалкие биологические тела.

               Беспорядочная стрельба пришлась на внешнюю броню киборга, и даже пробила ее, оставив капающие металлом широкие дыры. Спустя секунду, едва «Шрамированный» коснулся пола, Серый прочувствовал на себе отголоски той мощи, что скрывались за раскаленными радиаторами пистолета. Подчиняясь инерции, капли брони полетели вниз, на ноги космонавта.

               Он взвыл, чувствуя, как слегка остывший, прекративший светиться, но все еще горячий металл пробивался своим жаром сквозь пулестойкие штаны и полицейский комбинезон скрытого ношения. Но, даже через боль, Серый чуть ухмыльнулся. Это просто жалкие отголоски того, что пережила та бандитка! И эта женщина принесла ему не только наслаждение от мучительной смерти, но и отличный пример. Она шла, объятая пламенем, почти мертвая, но все же попыталась его застрелить. Так чем он хуже?

               Сам киборг тоже пострадал. Никто в комнате не заметил, как попадание в голень искорежило крепления внешнего экзоскелета, поведя те в стороны и ослабив хватку. Мощный прыжок они выдержали, а вот приземление уже нет. В итоге, половина немаленькой массы «Шрамированного» обрушилась на крепкую, но все же не готовую к такому ногу, моментально выбросив чуть согнутое колено из сустава.

               В холодных глазах бандита не отразилось ровным счетом ничего, но короткий, недоуменный вскрик выдал его эмоции. Он хотел демонстративно нависнуть над Серым, показав собственное превосходство, но вместо этого дернулся и резко сложился на правую ногу. Еще горячая, дырявая броня груди оказалась достаточно близко, а за ней, в некотором отдалении, виднелась сморщившаяся от температуры кожа киборга.

               Космонавт воспользовался замешательством. Левая рука покоилась на поясе, так что он выдернул гранату, одновременно с этим лишив ее чеки, и резким толчком правой, сжимавшей пистолет, помог себе встать на ноги.

               — БОЙСЯ! — заорал он, решительным ударом вгоняя кулак с гранатой за еще мягкую бронь. Едва та оказалась внутри, как Серый разжал ладонь и, развернувшись, помчался прочь.

               Его голова будто бы начала обратный отсчет.

               Три.

               Он, проскальзывая на бумаге, все набирал ход, стремясь к выходу из комнаты. Джессика присоединилась к гонке в укрытие, но, судя по направлению, предпочла другой вариант. Киборг, несмотря на все свои импланты, попросту не верил в происходящее.

               Два.

               Спасительная, широко распахнутая дверь совсем близко, рукой подать. Наемница подбежала к столу и бросила себя в полет, одновременно потянув за собой безголовое тело. «Шрамированный» с рыком вогнал ладони в дыры на броне и дернул руками, но пулестойкий композит не хотел сдаваться просто так.

               Один.

               Серый вывалился в коридор. Он развернулся так, будто на короткий миг вернулся обратно на родину, на полтора десятка лет назад, ухватившись за дверной косяк и позволив физике сделать все за него. Девушка рухнула на пол, скорчившись за мертвецом. Бандит зарычал еще сильнее и буквально вогнал руки под броню, пытаясь нащупать гранату. Не успел.

               Ноль.

               Рвануло заметно тише, чем до этого. Металл киборга скрыл большую часть взрыва под собой, хотя его грудь и раскрылась в форме цветка, обнажив внутренности. Он не особо-то и пострадал. Боевого киборга первой линии, даже списанного на гражданку и лишенного большей части хрома, не взять подрывом мощной противопехотной гранаты.

               Но она сделала кое-что еще. Оглушила бандита и немного повредила скрытые под кожей импланты – броня защищала торс не просто так. Он застыл на месте, пытаясь разобраться со шквалом ощущений, переполнивших все его органы восприятия.

               А Джессика уже выскочила из-под совершенно не пострадавшего тела и, с кровожадной ухмылкой и проглядывающемся даже сквозь красный свет чуть безумным взглядом, скачками бежала к врагу. Серый успел только схватить автомат и подойти к двери, как наемница принялась за дело.

               Она с лихим криком запрыгнула на поникшую спину киборга и, с хирургической точностью, вонзила свой клинок ровно в затылок. Тот ушел неглубоко, едва-ли на полтора десятка сантиметров, но этого хватило. Из раны брызнула даже не кровь, а ее заменитель, густая, но текучая оранжевая жидкость, добавляя немного красок на окровавленную руку девушки и пачкая многострадальную футболку.             

               «Шрамированный» дернулся и резко ударил за спину, пытаясь достать назойливую и чертовски болезненную мушку, но та с легкостью отскочила и приземлилась на пол, мягко пружиня полусогнутыми коленями. Джессика хищно, словно животное, потянула носом, раскрыла рот в широкой улыбке и закружила вокруг киборга будто акула вокруг раненого человека.

               — Не стреляй! — довольным, полным сладкого трепета голосом бросила она Серому, уже прицелившемуся во врага. — Дай мне поиграть с этим метеоритом, как он развлекался со мной! И кстати, для тебя тоже припасен подарочек!

               Пользуясь грубой беззащитностью, наемница била и отскакивала, с счастливым смехом подрубая ему конечности и, порой, с хрустом вбивая клинок в грудь бандита, уничтожая очередной имплант. Тот ревел, пытался встать на ноги, бить в ответ, но архаичное, казалось бы, оружие девушки оказалось достаточно прочно и остро, чтобы с нескольких ударов пробивать броню и выводить из строя мышцы.

               В конце концов, киборг бессильно разлегся на полу, способный только выкрикивать ругательства да вращать глазами, неотрывно следя за уставшей, но ликующей Джессикой, которая все не собиралась расставаться с игрушкой для битья. Серый давно уже перезарядил Алану, неустанно твердящую о своем вкладе в победу, и расселся на полу, откинувшись на стену.

               За его спиной уютно трещал пожар, иногда разрождаясь грохотом рушащихся конструкций. Судя по тому, что дым у потолка постепенно рассеивался, в какой-то момент рухнула крыша, освободив языки пламени. Ноги, выждав самые критические моменты, вновь заныли обжигающей болью. Кусочки металла немного расплавили ткань штанов, слепив часть волокон в почерневшие блямбы, но отвалились, едва Серый провел по ним рукой.

               — Железки многое меняют, но не так, как ты об этом думаешь, урод психованный, — заключила наемница и, уткнув острие клинка в глаз киборга, всем своим весом навалилась на руку.

               Оружие с тихим хрустом погрузилось в имплант и, чуть помедлив, молниеносно пронзило мозг бандита. Джессика пошерудила лезвием в дыре, разрывая плоть на мелкие кусочки и уничтожая головные импланты, после чего спрятала оружие в руки и неспешно, покачивая бедрами, сверкая широкой улыбкой и поблескивающей в свете пожара кровью врагов, пошла к Серому. Тот улыбнулся в ответ и, крякнув, устало поднялся на ноги, сжимая автомат.

               — Отличная работа! — она подбросила электромагнитную гранату и небрежно вернула ее за пазуху. — Все не хотела использовать эту штуку, слишком хорошее у ублюдка экранирование. Он мог не вырубиться, а нам бы тут деки сожгло на раз-два. В общем, ты справился куда как лучше меня, а значит, тем более заслужил свой подарок!

               — Повезло, только и всего. Лучше до такого больше не доводить, — хмуро ответил Серый, отлипая от стены. — «Блэкджека» вижу, «Шрамированный» тоже здесь, а «Сирена» где? Может, сперва доделать работу? Да и здание вообще-то горит, если ты не заметила.

               — Она-то и станет твоим подарком! — Джессика звонко и непринужденно рассмеялась, подойдя к напарнику, после чего состроила кающееся в своей вине лицо. — Я была не совсем честна с тобой насчет этой ночи, и хочу загладить свою вину. Скажем так, кое-что я не упомянула.

               — Уже вспомнил. Ты приказала вколоть мне какую-то дрянь, от которой я вырубился, — пробурчал он, освобождая проход. Наемница выскользнула в коридор. — Не дала сорваться на Маки, хотя она того заслужила.

               — Как сказать… — девушка добавила задумчивости в голос. — Вы оба хороши, честно говоря. Ну и вытрясти всю необходимую информацию из молящего о смерти куска плоти было бы, мягко говоря, сложновато. Оникс, к слову, тоже просто так бы этого не оставил.

               Они неторопливо подошли к резной двери, за которой, по словам пленника, и скрывалась «Сирена». Если это ее личный кабинет, то у бывшей солистки точно есть вкус. За узорами хотелось следить, вызнать все их закорючки и хитросплетения, а это дорогого стоит. Серый даже застыл на пару секунд, разглядывая сделанные вручную бороздки на искусственно выращенной древесине.

               — Она внутри, Серый, — чуть усмехнулась Джессика, стукнув по двери. — Делай с ней все, что только пожелаешь. Могу отойти, если не хочешь, чтобы за вами наблюдали. Развлекайся, в общем, я уважаю проблемы с головой у людей, если те уважают мои.

               — Да гляди сколько влезет. Много времени это все равно не займет, нам пора бы убираться отсюда, — он оглянулся на языки пламени, облизывающие потолок из дверного проема. — И… спасибо тебе. Наверное, мне давно пора лечиться, но раз появилась возможность, то выплесну-ка я все накопленное.

               — Развлекайся, — повторила она, вытягивая пачку сигарет. — Дверь сдвигается, если что.

               Ему пришлось признать, что без подсказки он бы не догадался. Изящное препятствие сделано качественно, практически не выделяясь на фоне косяков, да и в целом конструкция никак не намекала на способ открытия. Осторожно коснувшись ручки, он толкнул дверь в сторону. Та плавно скрылась в стене.

               — Значит, это ты, да? — встретила его вопросом бледная «Сирена», сидя за большим письменным столом, на котором резко выделялся ноутбук. — Далеко не худший из тех, кто хотел меня убить. Только у тебя это получится.

               Она нервно встала и расстегнула куртку, демонстрируя все еще стройную фигуру. Пока Серый неторопливо подходил ближе, не проронив и слова, женщина бросила одежду в сторону и выпрямилась, покусывая губу и выпятив грудь. Ее била частая, едва заметная дрожь, а руки не находили себе места, бегая от шеи к бедрам и обратно.

               — Сколько всего добилась, а помру так, словно и не смогла вылезти из трущоб, — с горечью пробормотала она и, резко выдохнув, шагнула навстречу. — Даже как-то обидно.

               — Смелая девочка, — осклабился он и без замаха ударил ее в живот. — Отличный подарок, Джесс.

               Та, закурив, безразлично наблюдала за расправой, опираясь на дверной косяк. Как бы ни храбрилась бандитка, спустя пару минут она уже рыдала и просила о пощаде, но ее слова почти не выделялись на фоне хлестких ударов и хруста костей. Когда Серый взял канцелярский нож, наемница посмотрела на него с некоторым удивлением, но отвела взгляд в сторону, едва тот принялся за дело. Ее глаза вспыхнули оранжевым, а пальцы едва заметно задергались, выдавая активную работу с декой.

               Занятый космонавт не заметил, как его напарница тихо что-то шепчет, будто проговаривая фразы перед тем, как их отправить неизвестному собеседнику. Длилось это недолго, вскоре свет в глазах потух, сменившись обычной зеленой радужкой. В Серого уставился задумчивый, жалостливый и немного заинтригованный взгляд. Словно приняв какое-то решение, Джессика одной затяжкой докурила сигарету и выбросила окурок за спину, в горящую комнату.

               Он закончил на удивление быстро. Раньше это занимало куда больше времени, а теперь же Серый справился за несколько минут. Но, как оказалось, не совсем. Он с легкостью подхватил то, что совсем недавно было женщиной, оставив за спиной лужи крови и некоторые части тела, и понес это к огню. «Сирена» хрипло, сорванным голосом что-то простонала и дернулась, пытаясь упасть на пол, но он удержал тело и, сплюнув на пол, закинул его в пылающую комнату.

               — К мозгоправу сходить тебе и правда не помешает, — пробормотала наемница, глядя на напарника. Тот безучастно смотрел на обгорающую плоть бандитки, засунув руки в карманы и тихо насвистывая какую-то мелодию. — Но попробую справиться сама.

               — А? Ты что-то сказала? — отмерев, с недоумением спросил он, обернувшись к напарнице.

               — Она уже мертва, Серый. — девушка вытянула из кармана ключи и потрясла ими. — Поехали отсюда, пока не нагрянули все заинтересованные. У нас снова есть машина.

 

               У обыкновенного на вид седана, каких по улицам этого города разъезжали десятки тысяч, нашлось одно важное преимущество. Не форсированный мотор, не укрепленная рама и усиленная подвеска с бронированными шинами, а какое-то неестественное количество упаковок влажных антибактериальных салфеток. При желании, Серый и Джессика могли бы несколько раз вымыться ими с головы до ног, но до этого не дошло.

               — Двухместный, на неделю, — бросила наемница очередному администратору очередного мотеля, который подвернулся им на пути в другом районе. — Оплата вперед.

               — А смысл нам здесь задерживаться? — спросил Серый, успевший перехватить в автомате пару батончиков и банку газировки.

               — Кое-какой имеется, — уклончиво ответила она, расплатилась и, взяв ключи, отправилась к лестнице. Он последовал за напарницей, задумчиво глядя ей в спину.

               После того, как он разобрался с подарком девушки, она едва заметно изменила свое поведение. Он то и дело ловил на себе цепкие, словно брошенные невзначай взгляды, изучающие его тело и внимательно следящие за малейшими жестами. Такого за ней Серый еще не замечал, даже в первые дни их знакомства. Будь то кто-то другой, он решил бы, что девушка собирает информацию о его самочувствии, словно на предполетной проверке – те психологи смотрели точно так же, решая, допустить его или нет.

               Ввалившись в комнату мотеля, он первым делом сбросил одежду, не обращая внимания на присутствие наемницы, и внимательно изучил ноги. Голени и бедра покрывали красные, все еще болезненные пятна ожогов. На вид даже не первая степень, но те все равно словно горели изнутри, не давая забыть о себе. Киборг все-таки зацепил его.

               Девушка скрылась в белом шуме парящего душа, поэтому Серый скомкал грязную одежду, оставшись в одних трусах, и развалился на мягкой кровати. После расправы с «Сиреной» ощущалась тупая расслабленность, идущая из груди и не дающая толком ни на чем сосредоточиться, теперь выпущенная на волю. Он спокойно лежал, смотрел в покрытый желтоватыми пятнами потолок, вдыхал запахи дешевого освежителя воздуха и слушал шум воды, постепенно проваливаясь в сон.

               Но уснуть ему не дала Джессика. Зачем-то натянувшая мокрую, пускай и как следует выжатую футболку, она приземлилась рядом и звонко хлопнула по его груди, резко выводя из полудремы.

               — Бао доволен, но с его охранниками все же придется разобраться, — от нее несло теплом разгоряченного тела и резким запахом фруктового геля для душа. — Предлагаю съездить этим утром, а пока отдохнуть после боя. Он, кстати, интересуется, насколько хорошо все прижилось и работает. Надо скинуть ему результаты самодиагностики.

               — Утром так утром, — он безразлично скользнул взглядом по влажным волосам девушки, облепившим ее лицо и, вздохнув, сел. Сквозь помесь запахов прорвалась вонь собственного потного тела, отчего Серый чуть поморщился. — Сейчас помоюсь и снимай показания сколько влезет.

               В ванной все еще царило приятное тепло. Небрежно закинув трусы на вешалку, он завалился в полупрозрачную коробку душа и едва не рухнул, поскользнувшись на каком-то пятне. Уставшее после боя тело все же справилось и удержало равновесие. Серый громко выругался и включил воду, после чего резко зашипел, едва на кожу обрушились первые струи воды. Сама по себе горячая, оставшись такой после девушки, она словно раскаленным молотом ударила по ногам.

               Выкрутив температуру обратно, он с облегчением ощутил приятный холод на раскрасневшемся теле. Остыв, ожоги наконец-то перестали зудеть где-то на фоне. Чуть добавив тепла, он быстро вымылся, наслаждаясь тем, как с кожи уходят остатки грязи и вонючего пота, и, вытряс на скорую руку, Серый вернулся в комнату. Осталось только сделать диагностику протезов и можно поспать.

               А Джессика даже не тронулась с места. Она так и сидела, разглядывая дверь ванной и, едва завидев напарника, хлопнула ладонью рядом с собой. Из виска девушки уже торчал кабель, так что он уселся напротив и привычно воткнул коннектор в разъем. Как обычно – запрос на управление, полный доступ, да, да, подтвердить. Она в системе.

               В правом глазу с молниеносной скоростью забегали окна, и их содержимое Серому не понравилось. Он не поспевал за ее скоростью, но успевал поймать часть слов. Едва-ли для снятия данных с протеза нужен пароль, да и выключать его наверняка необязательно. Он нахмурился и раскрыл было рот, и ощутил, как крепкая ладонь толкнула его в грудь, опрокинув на спину. Серый рефлекторно попытался махнуть руками, но те так и остались безвольно свисать вдоль тела. А на бедра навалилась тяжесть. Он открыл глаза.

               Сверху, вжимая его в постель, сидела Джессика. С волнительной, чуть скошенной улыбкой она поерзала по паху и наклонилась, сблизив их лица. Его обдало жарким и частым дыханием.

               — Какого черта, Джесс!? — воскликнул Серый, попытавшись вылезти из-под девушки, но тщетно. — Что за хрень ты устроила? Включи импланты обратно!

               — Включу, но не сейчас, — прошептала она, усилив давление и хаотично бегая рукой по его телу. — Просто не дергайся. Я сильнее и тяжелее, а ты… ты без рук, и сопротивляться у тебя не выйдет.

               — Хорош шутит уже! — он грубо дернулся всем телом, но наемница была права – не получилось. — Что за хрень ты устроила?

               — Я говорила, что уважаю проблемы с головой, помнишь? Так вот, о том, что не стану пытаться с ними разобраться, я совсем не упоминала, — победно улыбнулась она, продолжая ерзать. Лицо девушки чуть покраснело, а сквозь мокрую футболку проглянули тверды точки сосков. — Ты потихоньку едешь крышей, Серый. Раньше просто избивал, а теперь устроил натуральную пытку! Но, к счастью, ты же и выдал корень этой проблемы.

               Он резко побледнел, сложив два плюс два. Перед глазами всплыли те картины, которые он старался забыть, которые иногда появлялись в ночных кошмарах и неизменно будили его, всего залитого холодным потом. Стало понятно и ее поведение, и то, что она собирается сделать. С отключенными руками у него нет и шанса. В голове забил панический набат, а зубы чуть лязгнули от навалившейся дрожи.

               — Не надо, Джесс! Просто… просто забудь и все, пожалуйста! — кое-как проговорил Серый, чувствуя проникающую сквозь трусы влагу. — Да блять, не делай этого, прекращай ерзать! Включи свой гаситель!

               Она и в самом деле сползла с паха на живот и, на пару секунд отпустив его, резко стянула футболку, отбросив ту куда-то в угол. Он снова попытался сбросить девушку, помогая себе ногами, но та с легкостью и коротким смешком удержалась сверху.

               — Он сдох этим утром, окончательно и бесповоротно, — чуть ли не простонала она, вернувшись на бедра. — Это чисто психологическая проблема, Серый. Твое тело совсем не против, я это прекрасно чувствую. И знаешь, я успела поболтать с одним мозгоправом, так он утверждает, что кое-какие вещи можно выбить подобным. Клин клином вышибают, или как-то так. Тебе не понравится, возможно, ты даже впадешь в панику или потеряешь сознание, но…

               Она наклонилась вновь и, ухватив его за подбородок, сквозь сопротивление поцеловала напарника. У того в глазах уже потемнело от животного страха, а воспоминания о далеко не лучшем опыте беспрерывно крутились в голове, вгоняя его в еще больший ужас. Зубы выбивали частый дробный ритм, а ноги непроизвольно дрожали, словно желая как можно скорее встать на пол и унести своего владельца куда подальше.

               — Но у нас целая неделя впереди, а за моей спиной почти десять лет без секса, — жарко прошептала девушка, просунув руку в его трусы. — Первые пару дней, пожалуй, будут для нас труднее всего, но затем мы придем к согласию. И сдаваться от неудач я не собираюсь, уж поверь.