JustPaste.it Share text & images the easy way

               Брошенное оружие повисло на ремне, брякнув прикладом о стену. Правая рука уже обняла рукоятку пистолета, снимая его с предохранителя и пробуждая от долгого сна. Короткий, охочий до стрельбы приветственный гул Аланы скрылся в общем шуме боя, растворившись посреди криков боли, стрекота пальбы и грузного топота сапог. Над стволом всплыли голографические риски прицела, показывая, что древний лазер готов обрушить свою мощь на врага.

               Но его время еще впереди. Серый поднял оружие, одновременно сорвав с пояса очередную гранату и легким движением пальца отщелкнув кольцо. Она улетела за поворот, звонко ударившись о стену, а сам космонавт торопливо побежал обратно, уходя как можно дальше от грядущего буйства осколков и ударной волны. В этот раз взрывы словно подгадали момент, рванув как здесь, так и на другом конце здания.

               Его нос крепко вцепился в запах крови, предпочтя тот кислой гари взрывчатки. Держа коридор на мушке, Серый опять пошел вглубь, ненароком втоптав в чуть скользкий паркет разбросанные по округе потроха девушки. Той, впрочем, давно уже плевать. Резкий стрекот пальбы на несколько секунд растворился в истерических, с вдавленными до белизны пальцами, очередях и вдруг угас вовсе, оставив после себя звенящую тишину.

               Ее быстро нарушили крики раненых и чьи-то шаги. Идут сюда. Серый перехватил автомат свободной рукой и, нажав на кнопку, резко крутанул оружием. Пустой магазин отлетел в сторону. Вставить новый получилось не сразу – все никак не входил в паз. Остановившись за пару шагов до поворота, он быстро перехватил цевье пальцами другой руки, неудобно выкрутив пистолет, после чего все же вогнал непослушные боеприпасы в их последнее пристанище.

               Звонко клацнул затвор, досылая патрон и предупреждая всех в округе о том, что автомат готов служить владельцу. Немая, но ясная и без слов угроза сработала. Бандиты резко остановились, настороженно шипя ругательства и щелкая собственным оружием. Кто-то отчаянно матерился, впечатленный устроенной Серым бойней, пока он сам восстанавливал дыхание, прижавшись к пыльной стене и запихивая недовольный пистолет обратно в кобуру.

               — Да ну его нахер! — крикнул совсем молодой, судя по дрожащему голосу, парнишка. — Это ж спецназ какой-то, валить отсюда надо!

               — Заткнись! — вмешался грубый окрик, за которым последовали глухой удар и болезненный вскрик. — Эй, ты, кем бы ни был, давай поговорим!

               Серый промолчал и вытянул очередную гранату. Похоже, в этот раз враг остановился куда дальше и благоразумно попрятался за укрытиями. Мощные мышцы протеза наверняка добросят металлическое яйцо и туда, но он никогда особо не умел кидаться вещами. Искусственная конечность в этом не поможет, но, зато, откроет новый путь. А уж чем оканчиваются переговоры он прекрасно помнил еще с собственной квартиры, сожженной диверсантами.

               С другой же стороны, они отвлекают его, а он их. Нечего стоять столбом.

               — Ну давай! — громко, с ясно читаемой усмешкой ответил Серый, отходя от поворота на пару шагов. — Что предложишь за свою шкуру?

               Стена монолитна не на всем ее протяжении. Где-то в коридоре скрывались заделанные дверные проемы, ослабленные и уж точно не железобетонные. С теми он тоже справится, но это лишний шум и, главное, время. Его слегка нервировала подозрительная тишина, столь непривычная после устроенной Джессикой какофонии. Ни новых взрывов, ни стрельбы и отдаленных воплей, только едва доносящиеся отголоски команд.

               «Ты как?» — быстро написал Серый, простукивая стену.

               «Зажали в углу. Думают, что зажали, обхожу их с тыла. Лестница в напалме, туда не полезут, но долго гореть не будет. Торопись» — незамедлительно ответила наемница.

               «Ок»

               — А что тебе надо? — наконец-то ответил бандит, хрипя горлом. Он явно раздавал какие-то команды, раз так задержался. — Наркота, деньги, бабы! Найдется все, только опусти оружие!

               Вот и заветный, чуть более звонкий отклик. Граната скрылась в кармане куртки, а Серый, сжав левую руку в кулак, врезал по стене. Мощный удар армейского протеза хоть и ушел в скрытый под кожей экзоскелет, но все же отдался болезненным нытьем в костях, попутно осыпав его лицо пылью. Он пошевелил пальцами, и те беспрепятственно выпрямились. Отлично, здесь-то и появится новый проход.

               — Эй, мать твою, ты чего там шумишь? — настороженно крикнул враг.

               Серый бил не хуже отбойного молотка. Чуть сбавив силу, он размеренно проделывал дыру за дырой, ломая не самый качественный бетон и внимательно вслушиваясь в окружение. Спустя какую-то минуту в стене нарисовалась узкая, но вполне проходимая дыра.

               — Да он, сука, через стену ломится! — заорала бандитка и, судя по топоту, побежала к нему что есть мочи. — Там же…

               Но Серый уже бросил гранату в проход. Сразу после хлопка здание жалобно вздрогнуло, а из дыры вырвалась крепкая, похожая на ракетный двигатель, струя огня. Она фривольно облизала противоположную стену, смущенно почерневшую от такой наглости, и медленно затухла, превращаясь в обыкновенные языки пламени. Стоя совсем близко, космонавт резко отшатнулся от жара, споткнулся о труп и рухнул на другой, пропахав носом залитую кровью грудь. Пыль на лице моментально прилипла к влаге.

               — Вперед, мрази! Если не сгорел, то добьем! — уверенно крикнул переговорщик, вызвав целый всплеск пугливо-радостных голосов и громкий перестук всевозможной обуви. На фоне отчаянно визжала женщина.

               Он не стал вставать, а лишь отполз чуть назад, отфыркиваясь от затекшей в рот жидкости, и укрылся за телом. Выставленный автомат хищно смотрел в коридор, дожидаясь новых жертв, а пистолет все вопил о том, чтобы пустить в дело и его. Пока рано. Случайно устроенный пожар вполне неплохо освещал все вокруг, полыхая как за спиной Серого, так и где-то за поворотом. Через пару секунд из-за угла, шатаясь и хрипя сорванным голосом, вывалилась горящая бандитка.

               Ее оплавленная кожа сползала с тела, превращая когда-то человеческое лицо в ночной кошмар. Одежда из искусственного волокна быстро капала на бетон, хотя большая ее часть плотно обтянула и навеки прилипла к женственной фигуре, причиняя невыносимую боль. Но она шла. Бандитка не выпустила из рук оружия, намертво прикипев к рукоятке дробовика, пыталась кричать и едва удерживала курс, но упорно делала один шаг за другим, двигаясь навстречу ее убийце.

               Серый невольно махнул рукой, вытирая глаза о рукав. Ничего не изменилось. Щедро пролившееся на женщину топливо не давало ей потухнуть, заставляя гореть саму плоть. Взглянув в полный страданий левый глаз, что пока не лопнул от жара, он ощутил сладкий трепет в груди, а губы против его собственной воли растянулись в широкой, чуть кривоватой от стянувшейся кожи и неимоверно радостной улыбке. Серый хотел смотреть и смотреть, наслаждаться созданной им болью бандитки, впитывая в себя смертельный ужас мертвой, но пока не осознавшей это женщины.

               Она все-таки увидела своего мучителя. Мышцы рук заметно напряглись… и лопнули, бессильно повиснув на чернеющих костях. Больше не держащие ноги сложились, уронили ее на колени. Так она и умерла, сгорев заживо.

               Переполненный счастьем мозг сломал барьер и погрузился в недавние воспоминания. Перед глазами Серого мелькнули позабытые события этой ночи. Девчушка-хакер явно напрашивалась, но Джессика, к счастью для всех, успела распознать съезжающую крышу напарника и остановить его.

               — Спасибо, — тихо прошептал он, вынырнув из наваждения и тряхнув головой. — Но ты, Джесс, начинаешь позволять себе слишком много.

               «Мощно полыхнуло, твоих рук дело?» — она словно ждала, пока Серый вспомнит о наемнице.

               «Да, случайно» — полсекунды на ответ всегда найдется.

               «Отчасти пригодилось, спасибо»

               Первый, кто выскочил из-за угла, не успел даже толком развернуться. Одинокая пуля вошла у подмышки и пробила навылет оба легких, застряв под самый конец в ребре. Следом грузно ударился о стену и размазал по ней кровавое пятно низкий, на грани того, чтобы зваться карликом, бандит с легким ручным пулеметом. Он успел нащелкать еще троих, растратив в общей сложности половину магазина, прежде чем враг неожиданно кончился.

               Больше никто не вышел из-за угла, и даже не бряцал своим оружием, готовясь к новой попытке задавить Серого числом. Он неторопливо присел, уперевшись коленом в горло мертвеца, а затем и вовсе встал, не отводя прицела от поворота. Он и так уже непозволительно задержался, возясь на, по сути, одном месте, потому Серый решил сам перейти в наступление и громить врага, пока тот отходит от потерь

               Под потолком уже клубился едва заметный дым, с каждой минутой становясь все плотнее и различимее в отблесках пожара. Ненароком устроенное освещение моргало и выглядело не очень-то надежно, грозя скормить пламени весь этаж, но пока оно довольствовалось малым, подъедая остатки соседних комнат и, судя по сгоревшей бандитке, задержится там еще надолго.

               С автоматом наперевес, Серый быстро подошел к повороту. Каблуки армейских ботинок звонко стучали по паркету, иногда глухо ударяясь о тела – он не обращал особого внимания на то, идет ли по полу или мертвецам. Внимание приковал злосчастный изгиб коридора, в бою за который уже погиб добрый десяток бандитов. Внимательно вслушиваясь в шумы на другом конце здания, перебиваемые треском голодного огня, Серый услышал тихие всхлипывания и невнятные бормотания. Угол уже совсем рядом.

               Он подхватил шапку с одного из трупов и, уцепив ее на руке, осторожно высунул ее из-за угла. Ничего. На бронированный протез не обрушился град пуль от упорно молчащего противника, никто не брякнул вскинутым оружием, да даже не попытался пойти в рукопашную. Отбросив головной убор, Серый вытер заслезившийся от дыма взгляд, провел руками по поясу, высчитывая остаток гранат, и все-таки решил двигаться дальше. Хватит нежностей, пора идти быстро и грубо.

               Присев, космонавт резко вывалился в поворот, хищно водя тупым и еще не остывшим от пальбы глушителем. Одни мертвецы, убитые еще до взрыва. Здесь пламя чувствовало себя намного вольготнее, облизывая черный потолок сразу из трех дверных проемов. Напротив каждого оставил свой след первоначальный взрыв, щедро обрызгав тлеющие стены чем-то горючим, и у центрального даже отпечатался профиль идущего мимо человека, не затронутый выбросом топлива. Бандитка.

               В лицо било приятное, но отдающее едким дымом тепло. Терпимо, главное держаться подальше от объятых огнем бывших дверей. Но глаз Серого зацепился за какое-то несоответствие среди тел. Разве в прошлый раз кто-то умер сидя, подпирая собой стену? Нет, врагов и их потроха беспорядочно разбросало по всему коридору, ощетинившемуся многочисленными крохотными выбоинами от осколков.

               Пользуясь старым, в сотни веков навыком, мозг на автопилоте отметил короткое движение в поле зрения. Это, всхлипнув, дернул головой сидящий паренек, и с ужасом в широко раскрытых голубых глазах он уставился на кривую улыбку Серого.

               — П-пожалуйста, не надо! Я-я… я совсем новенький! Меня даже в банду еще не приняли! — жалостливый, заискивающий тон как-то не вязался с агрессивной татуировкой черепа на его предплечье и фривольным рисунком на шее. — Я уйду, честно, только не… аай-я!

               Космонавт не стоял на месте, выслушивая дезертира. Он подошел ближе, держа врага на прицеле, и резко пнул лежавший перед источником информации пистолет, отправляя тот скользить по растекшейся, уже чуть засохшей из-за огня крови. Затем Серый, совершенно не сдерживаясь, ударил еще раз. Крепкий носок ботинка впечатался в какое-то из нижних ребер, поломав его и опрокинув владельца на боек. Твердая, чуть задубевшая и влажная подошва опустилась на пленника, с болью для него окончательно укладывая паренька на спину, а затем крепко прижимая его к полу.

               Серый бросил короткий взгляд вдоль коридора – чисто. Под ногой метался, пытаясь ускользнуть от обрушившегося на его грудь веса, первый и, скорее всего, последний пленник этой схватки. Жить ему оставалось недолго.

               — Сколько осталось дальше? — грубо прохрипел космонавт, чуть поморщившись от резкого запаха дыма и взрывчатки. — Спрашиваю, сколько вас еще на этаже!? Где главари, мать твою?

               — Дальше, дальше! — взвизгнул паренек, едва осознав вопросы. — Они собрались в зале, дальше по коридору, направо, потом налево и вторая дверь слева! Только «Сирена» отошла к себе, это направо и последняя дверь слева! Отпустите, пожалуйста!

               — Сколько еще ваших на этаже? — Серый не обратил внимания на отчаянные мольбы бандитского выкормыша и качнул автоматом, направив ствол четко в его глаз.

               — С этой стороны только я остался! Вы последних вот тут застрелили, только что! А там какая-то баба сумасшедшая мечом размахивает, против нее все остальные собрались! — под холодным взглядом оружия пленник быстро растерял последние остатки спокойствия, от чего его речь с каждым словом становилась все невнятнее.

               — Угу, спасибо, — буркнул Серый.

               Носок ботинка ткнулся в подбородок бандита, после чего всем весом собственного хозяина обрушился на мягкое и податливое горло, круша кадык, сминая трахею и разрывая сосуды. Хватило одного сильного, с хрустом, толчка, чтобы жертва выпучила глаза, безмолвно раскрыв рот, и дернулась в последний раз. Умирающий от недостатка крови и кислорода мозг наверняка тысячи раз проклял Серого, но тот даже не взглянул на очередного убитого. Одним больше, одним меньше, какая разница? Это ведь не девушка, чтобы хоть немного растянуть удовольствие.

               Быстро сменив полупустой магазин, он отправился дальше. Справа, в объятых пламенем комнатах, что-то подозрительно трещало и рушилось, не выдержав жаркий напор огня. Каждый раз, проходя мимо залитого пляшущими оранжевыми языками дверного проема, он чуть прикрывал лицо левой рукой, пока правая твердо держала направленный вдоль коридора автомат.

               На всем оставшемся пути ему так никто и не встретился. На другом конце здания бой стих еще пока он прятался за трупом, и, с тех пор, он не слышал ни стрельбы, ни взрывов. Пройдя до конца коридора, Серый повернул направо – а больше и некуда, и спустя еще с десяток шагов вышел к развилке. Слева проходил центральный коридор, буквально усыпанный мертвецами и забрызганный кровью от пола до потолка, не говоря уж о стенах. Сквозь полураскрытую дверь зала доносились тяжелые, грузные шаги, невнятные выкрики и, изредка, звенел металл.

               Справа, из двойных дверей, вырывалось пламя. Оно заглотило огромную часть этажа, постепенно наполняя его густеющим дымом и как следует прогревая воздух. На грязном, осыпанном пылью, измазанном в крови лице Серого выступил пот. Он взглянул дальше по коридору – кабинет «Сирены», похоже, закрыт, так что с этим он разберется позже. Сперва нужно хоть как-то помочь Джессике, которая, судя по всему, сражается со «Шрамированным».

               Он закинул автомат за плечо и вытянул Алану. Та предвкушающе загудела, выбросила риски прицела и умолкла в расслабленном ожидании. Держа пистолет наготове, Серый прошел к ко входу в зал и, выдохнув, резко завалился внутрь.

               Разгромленное помещение белело множеством листов бумаги, рваных, истоптанных, покрытых ровными строками и кривыми рисунками. На подкосившемся без половины ножек овальном столе лежало чье-то безголовое тело. Одетое в футболку с разбросанными по ней изображениями отдельных игральных карт, оно, видимо, и было когда-то тем самым «Блэкджэком». Головы рядом не наблюдалось.

               А по центру кружились Джессика и «Шрамированный». Наемница метнула короткий взгляд на Серого и едва не пропустила мощный удар, отпрыгнув в самый последний момент. Вся левая рука, вместе с торчащим из нее клинком, краснела все еще чуть поблескивающей кровью. Девушка двигалась быстро и ловко, но явно подустала от затянувшегося штурма, что отражалось на ее реакции.

               Главарь же оказался далеко не таким простым громилой, как представлялся на вид. Он вполне поспевал за небольшой, в сравнении, наемницей, неустанно осыпая ее градом ударов и отражая попытки контратаковать. По металлическому черепу сложно сказать, какие эмоции испытывал киборг, но почему-то Серому показалось, что тот лишь играл и развлекался, дожидаясь ее напарника. И он разочаровал.

               — И это все? — металлическим голосом проскрипел он, мимолетом взглянув на Серого. — Просто усиленные армейские руки и экзоскелет? Твой напарник вообще может сделать хоть шаг без твоей помощи?

               Девушка промолчала и, казалось, вовсе не обратила внимания на фразу противника, все так же уклоняясь от мощных взмахов и пытаясь достать клинком до жизненно-важных органов. В броне бывшего десантника чернели вмятины от попаданий чего-то мощного, а неподалеку, у стола лежал разломанный напополам дробовик наемницы. Серый вскинул Алану и попытался прицелиться, ловя ноги киборга. Не получалось.

               Тот двигался слишком быстро и, к тому же, заметил его попытки. «Шрамированный» быстро сменил позицию, подставив между собой и космонавтом метущуюся Джессику. Попасть в наемницу Серый не хотел, потому все не решался нажать на курок, несмотря на призывные крики пистолета. Слишком опасно. Из металлического рта главаря вырвался короткий смешок.

                — Смейся-смейся, банка консервная, — пробормотал космонавт, чуть опустив оружие. — Скоро мы отправим тебя в могилу.