JustPaste.it Share text & images the easy way

               Полиция веселья не разделяла. С пяток офицеров перевело прицел на машину, трое осторожно выдвинулись на осмотр, и, в придачу, их страховал робот. Косые срезы спаренного пулемета на колесной платформе внушали уважение и осторожность.

               А Серый даже руки не удосужился втянуть. Так и торчала из окна, сжимая опустевший пистолет-пулемет.

               — Пушки бросить, руки на виду! — гаркнул один из офицеров. — Живо, живо!

               Смех-смехом, но хватку парень разжал, расслышав мощный динамик шлема через музыку. И, не убирая довольной улыбки, выставил ладони перед собой. Напарница тоже. А пассажиры все пытались собраться с силами – поездку они оценили на четыре перепуганных вопля из четырех.

               — Из машины! Руки за голову, мордой в землю! — приказал полицейский.

               Дергаться пара не пыталась. Без толку. Медленно и осторожно вышли под прицелом и легли на землю. Дождь и мокрый асфальт все-таки подпортили Серому настроение, и улыбаться он перестал. Так, легкий намек в уголках губ. Джессику парень не видел, зато прекрасно слышал, как вытаскивали из салона спасенных.

               Тяжелый ботинок на позвоночнике, холодное дуло где-то над головой, настойчивые капли дождя – и напряженная тишина. Иллюзорная, полная звуков города и всхлипываний пассажиров, но все же тишина. Копы молчали. И обыскивать как-то не торопились.

               «Нормально все?» — через пару минут ожидания написал Серый.

               «Ага. Забрали, называется, машину :D Второй раз за сутки так валяемся» — Джессика ответила почти мгновенно.

               «Надеюсь, армейцы не разослали ориентировку»

               «…»

               Еще минута, за которую парень внимательно осмотрел диск правого переднего колеса авто – и к задержанным подошел командир. Его выдал четкий, словно марш, шаг. Серый сперва услышал, а затем и нутром почувствовал, как полицейский встал совсем рядом.

               — Две уличные крысы, пятеро гражданских и обстрелянная машина, — глухо пробубнил тот. — Ну и какого хера вы там забыли?

               — Отсыпались, офицер! — выдал Серый. — Отдохнули, решили к мяснику смотаться, а на улицах муть какая-то. Ну и свалили, эти по пути набились.

               — Как валили-то я вижу, — хмыкнул полицейский. — Значит так. Сержант! Морды и айдишники откатать, если чистые, то пропускайте. И медиков дерни к раненым! А вы… короче, гражданские идут как смягчающее, самооборона по дронам подтверждается, так что департамент претензий не имеет.

               Давление на спину ослабло. Мягко, словно полицейский так и ждал, что Серый дернется. Но нет. Как работает городская полиция парень помнил, да и сам один раз помогал. Вышло боком. Зато новыми имплантами обзавелся.

               Дождавшись, он без лишних движений поднялся на ноги и осмотрелся. Перекрытая автотрасса, наскоро поставленный кордон и почерневшее небо. Фанатики развлекались на полную. Но и полиция выскребала резервы, готовясь к зачистке полыхнувшего района.

               Но пока – копы немного расслабились. Опустили стволы. Только робот с машинным равнодушием водил пулеметами между Серым и Джессикой.

               Джессика быстро осмотрела напарника с головы по пояс, потянулась и облокотилась на машину. А Серый, оглядев девушку, обернулся на командира полицейских. Того, на первый взгляд, было не отличить от других. Такая же фигура в синем обмундировании, броне со шлемом и противогазом, с дробовиком за спиной и револьвером в кобуре.

               Затем взгляд перескочил на пару неторопливых врачей. А от них – к сержанту. В его руках был небольшой защищенный планшет.

               Серый вздохнул. Сейчас все могло пойти не так. В смысле, еще хуже, чем до этого. Он медленно и осторожно расстегнул куртку, залез во внутренний карман и достал пластинку айди-карты. Времянки, конечно. Пришлось завести ради счета в банке и парочки кое-каких работ. В том же кармане спал наладонник – оставить его парень не решился.

               Сержант оказался молчалив. Сфотографировал лицо, провел планшетом над картой. И, ничего не говоря, ушел к Джессике. Повторил один в один. Побрел к ограждениям кордона, глядя в экран.

               А Серый моргнул раз, другой, и глубоко зевнул, поленившись закрыть рот. Схватка и побег под энергетиками накинули и без того уставшему организму еще поводов свалиться в сон. Нельзя. Парень тряхнул головой, отгоняя сонливость. Потом отоспится, на орбите – или обгоревшим трупом под грудой бетона.

               А напарница с наслаждением затянулась сигаретой.

               — Она под мобилизацией, он работал с департаментом. Отметок нет, куча негашеных штрафов за вождение, — сам себе проговорил сержант. — Терпимо. Эй, вы двое! Заводите свой металлолом, ща откроем проход!

               «Повезло» — коротко написал Серый.

               «Или не до этого» — ответила Джессика.

               Вот теперь отстал и робот. Он уставился на ведущую в глубины района дорогу, выглядывая цели. Но там было пусто и тихо.

               Сказано – сделано, повторять сержанту не пришлось. Пара торопливо запрыгнула в машину и, дождавшись открытия дороги, покатила дальше. Сперва медленно. Затем побыстрее. А как только кордон остался в сотне метров за спиной, побитый седан рыкнул двигателем, скрипнул шинами о мокрый асфальт и помчался по пустой трассе. Самое то.

               — Супер, — выдохнула дымом девушка. Она немного хмурилась. — Какие, сука, насыщенные сутки, а!

               В ее голосе причудливо сплелись усмешка, веселье и легкое раздражение.

               — Зато как начались, — зевнул Серый. — Стоило того. Сверни где-нибудь, Джесс, мне нужен еще энергетик.

               — Уверен? Может, так обойдемся? — Джессика выбросила окурок в окно и с беспокойством взглянула на напарника. — У тебя ж сердце свое, Серый. Мне вот вообще не вперлось тебя терять!

               — Нормально. Переживу, — он пригладил растрепанные волосы девушки. — Хера с два я ближайшую неделю даже подремать смогу.

               Купили. Одну банку – и не больше. Джессика настояла. Сладкая химия исчезла в горле парня быстрее воды в смытом унитазе. Затем он залез в сеть и нашел адрес ближайшего мясника. Сперва импланты напарницы.

               Всю дорогу в девушке читалось недовольство и волнение. В бровях, которые хмурились тем сильнее, чем ближе машина подъезжала к логову неизвестного дока. В том, как настукивали по рулю быструю мелодию пальцы. В слегка ускоренном дыхании и движениях чуть резче обычного.

               И дверью она хлопнула громко. А Серый хмыкнул и автоматически проверил пистолет. Место док выбрал сомнительное.

               В залитом фиолетовым неоном переулке, где под ногами текла смесь воды и отработанного жира. По углам жались, прячась от дождя, скучавшие уличные шлюхи – и все с имплантами. Видно было под полупрозрачными клочками ткани. Ночью здесь бурлила жизнь, но ближе к полудню народу было мало.

               А сам мясник засел за неприметной дверью со знаком биологической угрозы.

               — Мля, — выдохнула Джессика, разминая кисти. — Ну, пошли что ли?

               — Как полгода назад, только наоборот, — усмехнулся Серый и вжал звонок. — Я прослежу как следует.

               Открыл мясник не сразу. Может, приходил в себя, а может опасливо разглядывал через пару камер. Так или иначе, спустя еще пару звонков дверь с шипением ушла в сторону. Недлинный коридор, вторая преграда, стойкий, непонятный кислый запах – и вот он.

               Док.

               Девушка с каштановыми волосами и синяками под глазами. Не только от недосыпа – под правым глазом темнел очевидный фингал. Небрежная одежда, спутанные волосы и усталость во взгляде. И грубый, никак не замаскированный протез вместо правой руки. Оканчивался он не ладонью, а многоцелевым набором инструментов.

               — Кого? — грубо спросила мясник. Она бегала взглядом от Серого к Джессике и обратно, в нем читалась опаска.

               — Хоть какой-то документ есть? — ответила Джессика и, подняв левую руку, откинула крышку импланта. — Приводы лезвия накрылись, хер знает почему. Плюс болевой редактор, в системе видно, но не более. Током прожарило.

               Док покачнулась, резко тряхнула головой, схватила бутылку газировки со столика и жадно высосала ее досуха. Отбросила пластик в сторону, выдохнула.

               — Ток девки на улице, — она махнула в сторону выхода. — Не жалуются. Механику починю, а с мозговым… ну… справлюсь, наверное.

               — Не наверное, — вмешался Серый, демонстративно сжав и разжав кулаки. — Или ты гарантируешь, или не лезешь. А я прослежу. Ясно?

               Мясник резко вздрогнула и отступила, прикрывшись руками. Парень приковал к себе ее полный страха и боли взгляд.

               — Ди-ди-диагностику м-могу снять! — заикаясь, пробормотала она. — Только деньги вперед! З-за все и сразу!

               — Годится. Расчехляй оборудование, — ответила Джессика.