JustPaste.it Share text & images the easy way

               Моя ехидная улыбка растянулась, наверное, до самых ушей. Неудивительно, с таким-то приливом глупой, но веселой радости. Просто стоял и разглядывал приключенцев, а те, в ответ, пялились на меня.

               Среди местных царило настороженное недоумение. А среди Героев… о, они точно распознали форму и оружие! Все три парня будто застыли во времени, менялись только их лица. От удивления к узнаванию и искреннему страху. Появление вышло эффектным. Но с выбитой дверью было бы куда лучше!

               — Че молчим? — спросил я и затянулся, раздувая красный огонек на конце сигареты.

               Даже не шелохнулись. Я усмехнулся сквозь зубы и вновь двинул автоматом, обведя группки. Сработало. Герои невольно подняли руки. Сами даже не заметили, как показали пустые ладони. Больше всех перепугался самый мелкий – он немного сдвинулся на стуле, уходя за широкую спину воительницы. А та раздувала ноздри да сжала кулаки.

               Уверенно отстранившись от стены, я сделал пару шагов вперед. Прижала к голове ушки хвостатая, потянулись к мечам близнецы. А сбросившая капюшон женщина как-бы невзначай коснулась сердца. Эффект достигнут – теперь надо было не перегнуть.

               — Вольно! — с усмешкой бросил я и опустил оружие. — Не задалось знакомство. Начнем по новой?

               — Т-ты о-откуда… — скрытник внезапно начал заикаться, да и вообще побледнел. — К-как…

               Отвечать я не стал. Мой стол уцелел, с него еще ничего не убрали. Пошел туда, не отрывая взгляда от приключенцев. А те дружно глядели на меня. Не знаю почему, но это дико смешило, и я кое-как сдерживал рвущийся хохот. Сел на стол, положив автомат на колени, и одной рукой затушил сигарету о тарелку. Неудобно болтать с ней в зубах.

               — Герой, как и вы. Целых четыре дня в этом мире, — сказал я. — Как-то он не очень хорошо влияет, не заметили? Особенно ты. Да-да, ты! Вылезай давай, я тебя вижу.

               Мелкий неуверенно подвинулся обратно. Но широкая грудь воительницы вновь спрятала его – по воле женщины. Она услышала и сдвинулась сама. Похоже, громадный синяк на бедре ей не особо мешал.

               — Ты пушку-то того… убери нахер, — буркнул мускулистый Герой и положил руку на плечо своей магички, не давая ей встать. — Не под прицелом ж говорить.

               — Да не проблема! — весело бросил я.

               И отпустил автомат. Вместо этого взявшись за металлическое яйцо гранаты. Я снял ее с пояса и демонстративно ухватился за кольцо.

               — Так-то получше будет, — усмехнулся я, поглаживая пальцем гладкий бок гранаты. — Теперь всех накроет, она ж оборонительная.

               — П-псих, — отозвался скрытник, так и не пошевелившись.

               — Не, просто с вами иначе нельзя, — я глубоко вздохнул и положил руки на колени. — Пытался уже мирно. А что получил?

               Они промолчали. Но слегка расслабились, увидев, что я не стремлюсь перебить всех в зале. Только воительница не сдвинулась с места, но она вообще, похоже, Интеллектом не отличалась.

               — Самодеятельность этого… мага недоделанного, — хмуро сказал мускулистый. Он поморщился. — Нормально б поговорили, рассказали, что к чему. А он баб своих махаться натравил, шарами своими конченными бросался.

               — Да ну? Сначала мусором обозвали, а потом захотели вдруг под себя прибрать, — я даже не пытался скрыть едкий сарказм. — Колись, личинка Шварца, чего так резко возбудились?

               — Задание появилось, — негромко бросил паренек из-за плеча воительницы. — Взять под крыло, награда скрытая и вариативная. У всех разом.

               Пожав плечами, я вернул гранату на место и положил руку на автомат. Они снова напряглись, но палить я не собирался. Предосторожность. Задание заданием, но как именно должна была появиться награда? А то вдруг для максимума нужно будет, к примеру, меня раскачать и убить? Обязательно с каким-нибудь жутко болезненным ритуалом.

               — Тогда вы его провалили, — сказал я совсем другое. — Ваше покровительство мне не нужно. Есть уже кое-кто.

               — Жаль, — бросил скрытник. — О-огреб за п-просто так.

               Присмотревшись к нему, я понял, что это он еще мягко сказал. Он где-то потерял рукав, обзавелся сломанным носом и целой сеточкой глубоких порезов. Клок волос вырван, расплывается синячище под глазом – не помогла ему скрытность. Но тут и прятаться негде, и убивать, как слышал, не могли.

               В общем-то, так или иначе пострадали все. И третья женщина, проскользнувшая за кадром. Она оказалась весьма… фигуристой, сидела в рваной рясе не по размеру, по которой струились длинные платиновые волосы. Сейчас она водила руками над ранами спутницы в капюшоне и что-то тихо бормотала. Пригляделся – а синяки и ссадины-то пропадают.

               — А чо, где шмотки такие раздают? — мускулистый, даже не обратив внимания, парировал руку своей зверолюдки. Та тянулась к нему с грязной тряпкой и камушком на цепочке.

               — Дар Системы, — пожал плечами я и спрыгнул со стола. — Короче, завтра поговорим. Как вижу, сейчас вы не особо настроены. Какой-нибудь херни только не устройте случаем, я хочу вернуться домой в целости и сохранности.

               Они заулыбались. Все, разом, так или иначе. Даже местные. А в особенности – близнецы, они вообще чуть не заржали. Но, не успел кто-нибудь раскрыть рта, как открылась дверь в таверну. Резко, с жалобным скрипом. По эффектности почти сравнялась бы с пинком. Я повернулся к ней, сам не заметив, как вскинул автомат.

               Внутрь ввалилась кровосос. Вся челюсть в засохшей крови, и одежде досталось. А волосы как-то сохранили прежний вид, ни капли не пострадав. Смотрелось опасно. Будто она, мертвенно-серая, восстала из могилы и пришла мстить, сожрав кого-то по пути. И кажется, я догадываюсь, кем был этот бедолага. Слышал его вопль под телегой.

               Вампир огляделась. Бросила на меня уничижительный взгляд алых глаз. Фыркнула. И пошла к своей группе, не обращая внимания на напрягшихся работников таверны. Затем она выхватила влажную тряпку у магички и тщательно вытерла лицо, не упустив ни единого потека крови.

               — Где шаталась? — жестко спросил Герой.

               — Он мне два клыка выбил! — пожаловалась та. — Укусила, а у него кровь как жидкий лед! Застыла и шелохнуться не могла. Потом гул этот, колокола и какой-то мужик в плаще выскочил. Пришлось горло разодрать, чтобы выпить.

               Она на удивление мило тряхнула головой. А затем, улыбнувшись, смочила палец в слюне и провела им по большой ссадине на плече зверодевки.

               Тут я все-таки опустил автомат и снял палец со спуска – вроде бы, никто лезть не собирался. И погладил две корочки там, где меня укусили. Холодные и жесткие. Сунув онемевшую ладонь в карман, я пошел к лестнице. После такого-то дня хотелось поспать.

               Сидевший там громила поколебался, глядя то на меня, то на приключенцев и тавернщика. Но, после кивка последнего, неохотно пропустил. Я поднялся и сразу понял, чего он хмурился и не желал дать проход. Разносчицы. Лучше места, чем коридор, они не нашли. Или не могли.

               У стены, прижавшись спиной и опустив голову, сидела раненая. Ее лицо скрывалось за космами спутавшихся, слипшихся волос. Крови не видно. Коротенькое, тугое платье задралось, но на это было плевать как мне, так и уже знакомой мне черноволоске. Она растерянно крутилась вокруг, порой дергала коллегу и упорно пыталась заговорить.

               — Давай, вставай! — нервно повторяла она. — Немного пройти осталось, ты сможешь!

               Услышав гулкий топот ботинок, она взглянула на лестницу и испуганной ойкнула. Попятилась. Споткнулась и звонко упала на задницу, после чего загородилась руками.

               Я забросил автомат за плечо и торопливо подошел к брюнетке. Присел рядом, поднес руку под нос – дышит. Хорошо. Она, вроде как, не на мой совести, я к ее ране непричастен. Был, пока не увидел. А раз увидел, то нужно помочь хоть как-то, ведь вторая все делала не так! Я не врач, но уж действия при черепно-мозговой проходил в школе, на ОБЖ. Вспомнив о Системе, чуть подкрутил настройки и ткнул в девушку курсором.

               *???. Раса: Человек. Класс: Обыватель. Уровень: Ошибка! Отношение к вашей фракции: Нейтральное. Здоровье: -9% *

               Ей и впрямь плохо. Очень. Тяжело вздохнув, я подошел к другой девушке и протянул ей руку. Она ждала худшего, скрестив руки перед собой и испуганно отвернувшись, так что пришлось мне поднять ее самому. Просто дернул и рывком поставил на ноги. Легкая! Рука отозвалась болью в плече, ну и черт с ней.

               — Медицины у тебя нет, да? — риторически спросил я. — Куда ты ее вела?

               — Она сама пошла! В комнату для прислуги, там лежанка есть! Я только помогала! — дрожащим голосом сказала она. — Не бейте, пожалуйста!

               — Нельзя ей с такой раной ходить, — вздохнул я и оценил свои силы. — Показывай, куда нести.

               Разносчица со страхом и надеждой проследила за тем, как я поднимал ее подругу. Та оказалась немного потяжелее. Я присел рядом, осторожно просунул руки под колени и шею. Слегка подпер голову локтем и, оторвав от стены, медленно встал. Слишком медленно, пожалуй. Но не хотелось, чтобы она умерла из-за моей неаккуратности.

               Шагал мягко. Будто в тапках по ночной квартире, а не в армейских ботинках по таверне. Идти в самом деле было недалеко – туда же, куда я заносил бадью. Шел и чувствовал, как рукав потихоньку намокает из-за крови. Черт! И здоровье еще на процент упало! Ей бы лед какой приложить!

               Комната для прислуги, немногим меньше моей, была забита всяческим хламом. Полезным, но не сейчас. Швабры, бадьи, огненные камни с порошками для мытья – больше походило на кладовку. Но в углу все-таки притаилась лежанка из рваного постельного белья поверх слежавшейся соломы. Пойдет. Аккуратно положил на нее свой груз, так, чтобы девушка легла на бок. Минус еще три процента. Надо было оставить на месте, ох надо было!

               — Сиди и следи, чтобы она не перевернулась, — наказал я бледной разносчице. — Сейчас попрошу помощи у кого-нибудь из приключенцев.

               — Не помогут, — с горькой уверенностью сказала она, кивнув.

               Сам подозревал. Но попробовать стоило. Вышел из комнаты и торопливо пошел к лестнице, бухая по деревянному полу. Встретил меня хмурый взгляд громилы. Тот без лишних переглядок освободил проход, и я спустился ко входу в зал. Там не изменилось ровным счетом ничего. Отыскав женщину в рясе, я ткнул в нее курсором.

               *???. Раса: Человек. Класс: Жрец. Божество: Эдзотл, бог чести. Уровень: Ошибка! Отношение к вашей фракции: Нейтральное. Здоровье: 83% *

               Угадал. Это было слишком очевидно. А она как раз закончила со спутницей в капюшоне и занялась воительницей. Все те же пассы, проводки над ранами и, видимо, мольбы божеству. Проследил по здоровью – ага, растет помаленьку. То, что нужно!

               — Эй, мелкий! — обратился я к ее Герою. — Жрицей своей не поделишься? Вы там разносчицу долбанули по голове, она сейчас в минусах лежит! Подлатать надо, короче говоря.

               За спиной скрипнул зубами громила. Вместо парня ответила женщина, поставленным грудным голосом. Будто в опере пела, а не говорила.

               — Не в группе нашей она, — с улыбкой сказала жрица. — Заплати двадцать бронзовых, тогда займусь. Иначе не по чести будет, вылечить незнакомца не взяв платы.

               Логика в ее словах была, в отличии от денег у меня. Ладно, проверим на наличие совести остальных.

               — Итак, — обратился я к скрытнику и мускулистому. — Платить собираемся, или притворитесь, что ничего не случилось?

               — А чо случилось? — усмехнулся второй, поведя плечами. — Ну огребла она, ну и хер с ней! Это ж обычная дырка-разносчица, и вертел я, чо с ней там происходит. Сразу видно, что ты здесь недавно. Забей, короче, откупные дешевле лечения встанут.

               Он взял кружку, опрокинул ее в себя и потянулся на другой край стола, к бутылке. Только я уже разозлился. Автомат лег в руки как родной, а прицел, наверно, выставил самолично дух Кольта. Выстрелил без раздумий. Бах!

               Бутылка разлетелась на клочки. Звон стекла утонул в пробежавшем по залу грохоте. Оглушило всех, а особенно зверолюдку – она прижала руки к кошачьим ушам и, подвывая, наклонилась практически под стол. Да и остальным понравилось, это уж точно. Они глупо моргали, но, к сожалению, быстро приходили в себя. Закрутила на ладони огненный шар магичка, схватилась за шляпу ведьмочка, заслонила мелкого собою воительница.

               — Боюсь, ты не прав, — звенящим от злобы голосом пояснил я. — Сейчас ты и скрытник скинетесь по десятке и заплатите жрице. Она полечит девушку. Вопросы?

               — Еб-еб-еб… — попытался выговорить скрытник, аккуратно отвел руку спутницы от полей шляпы и со вздохом достал кошель. — П-правильно он все с-сказал. П-побудешь здесь три м-месяца, сам п-поймешь.

               — Не думаю, — я чуть успокоился, попутно выдав самую главную свою тайну. — Жду второго. Шевелись, личинка Шварца.

               Тот пробурчал что-то неразличимое, и, скривив лицо, вытащил сбережения. Отсчитав десятку, он с грохотом поставил на стол столбик квадратных монет и откинулся на стуле, поглядывая то на меня, то на жрицу, то на собрата по долгу. А тот вывалил деньги кучкой, не заморачиваясь пересчетом.

               — Вот и молодцы, — сказал я, опуская автомат, и обратился к жрице. — Деньги в зубы и пошли лечить. Это, надеюсь, твоему богу чести не противоречит?

               — Нисколько. Уже иду, — она ответила с легким удивлением.

               Ловко забрав деньги, она спрятал их где-то под рясой, в районе живота, и, пригладив волосы, поднялась на второй этаж. Я шел следом, практически спиной вперед – заметил, что в какой-то момент обычная уверенность в себе превратилась в самоуверенность. Слишком нагло все делал, поставил себя психом. А удара в спину и долгого, вдумчивого избиения как-то не хотелось.

               Пришлось отвести ее самолично – разносчица забилась в угол каморки, прикрыв голову и дрожа от страха. Увидев раненую, жрица тяжело вздохнула и плавно, будто бы привычно опустилась перед ней на колени. Тряхнула кистями и повела ими над головой девушки, шепча неразборчивые фразы. Вдруг, из ее ладоней полился слабый золотистый свет, окутав темные волосы пациента.

               Я стоял у двери, подперев спиной косяк, и внимательно следил за происходящим. Здоровья оставалось немного. Пока я ходил и «уговаривал» приключенцев, бедолага лишилась полутора десятка процентов и побледнела вне всякой меры. А когда заработала божественная магия жрицы, счетчик дрогнул и прямо на глазах покатился еще ниже. Процент, другой, третий…

               — Она умирает! — буркнул я. — Надеюсь, ты свое дело знаешь. Иначе…

               — Я взяла деньги. Теперь это дело чести, — отрывисто сказала она. — Рана оказалась сложнее, чем я ждала.

               Она резко мотнула головой, расплескав платиновые волосы. Полезла под рясу и вытащила оттуда символ веры. Крепко сжав маленький семиугольник с зеленым камнем посередине, женщина подвела его к ране и, склонившись, аккуратно поцеловала девушку в щеку. Символ заморгал, будто бы передавая что-то морзянкой – такие же длинные и короткие вспышки с крохотными интервалами.

               *???. Раса: Человек. Класс: Обыватель. Уровень: Ошибка! Отношение к вашей фракции: Нейтральное. Здоровье: -58% *

               Стремительный бег счетчика замедлился, замер и неохотно двинулся обратно. Жрица будто бы выгрызала процент за процентом, спасая невинную жертву. Ее била дрожь, но она не прекращала. Я посмотрел на разносчицу – та, с широко раскрытыми глазами, уставилась на символ веры. Зрачки девушки, казалось, залило глухим зеленым светом, а на лице ее застыла маска искреннего уважения.

               На отрицательном десятке раненая тихо застонала и задергалась. Жрица была готова и, не отрываясь, дрожа всем телом, крепко схватила пациента, не давая ей шевелиться. Минус три, минус два, минус один… ноль, один! Есть! Только сменились числа, как девушка с резким выдохом раскрыла глаза. А жрица довела счетчик до семи…

               — А-ах! — сладострастно вскрикнула она, резко сведя ноги.

               Женщина вздрогнула всем телом и, отведя символ, повалилась назад. Поймать не успел. Но приземлилась она хорошо, сперва спиной, и мягко опустила голову на деревянный пол. По ее лицу растянулась широкая, спокойная улыбка, а из глаз струились слезы.

               — Плюс один… — выдохнула она, уставившись в потолок.